Войти с помощью: 
Войти с помощью: 
Пароль будет отправлен вам на e-mail.

«Ибо нет места без духа»

Нам в руки (а если буквально – в редакцию) попал проект культурного центра в Бресте. Да-да, такого – в самой сердцевине города, современного, для горожан, туристов и творческих. Но на его месте уже строится очередной ледовый дворец торгово-жилищно-административный центр. Посмотрим, станет ли он братом по несчастью другим плиткообложенным гаргарам. А пока – знакомьтесь – Центр искусств в Бресте.

ЧТО?

Молодой архитектор Юлия Соболевская изучала специальность в нашем политехе, потом «грызла» урбанистику в технических университетах Белостока и Лодзи. Марш-бросок во имя образования закончился дипломной работой «Центр искусств» в Бресте».

Проект заключается в создании плазы, а правильнее — пласы (пла́за — исп. — открытое общественное пространство вроде городской (рыночной) площади). Привычное для европейцев времяпровождение – собираться и культурно отдыхать, например, на центральной площади (пласа) города, у нас сравнить не с чем. Разве что с сидением на лавочке. Поэтому место, которое не принуждало бы, но предлагало возможность прикоснуться к искусству, нашло бы себе поклонников. Залы для экспозиций, лекций, помещения для воркшопов, мастерские, хостел для художников и кафе – эдакий оазис в городе для тех, кто ищет альтернативу разномастным кафешкам.

Такое пространство представляет собой своего рода сцену, на которой каждый житель города может почувствовать себя главным действующим лицом. Оно простирается вглубь комплекса, сливаясь с галереей скульптур и кафе. Благодаря двигающимся стенкам галереи, входного холла и кафе в тёплое время, пространство может открываться наружу, трансформироваться, привлекая и вовлекая тем самым прохожих. Люди, которые просто проходят рядом, смогут остановиться и поучаствовать в воркшопах и представлениях, которые проводятся на первом этаже.

 
 
 

В проекте центра предусмотрены как укромные уголки, так и открытые пространства  — всё для настройки на нужную волну, это важно при соприкосновении с искусством. Своя атмосфера также позволяет оторваться от контекста и создать впечатление города в городе.

ГДЕ?

В своем проекте Юля «застраивала» участок между улицами 17-го сентября и Островского. Архитектор пошла нетривиальным путем – территорию проектировала не с чистого листа, а учитывая существующую застройку. Ту, с которой в Бресте принято расставаться без сантиментов. Потрепанные здания 2-ой половины XIX и 1-ой половины XX века не признавались исторической ценностью, не заслужили фирменной шильды и не охранялись законом. Вся старая застройка уже исчезла с лица земли.

 
 

Люди приходят на Советскую попить кофе, поесть мороженое, но я бы не сказала, что она воспринимается как престижная улица. А создание такого кластера подняло бы престиж места в целом. Качество пространства влияет не только на качество жизни людей, но провоцирует и экономический эффект. Повышается рентабельность и престиж зданий.

Соединить квартал с ул. Советской  предлагалось через общедоступное зелёное пространство.

НИКОГДА

Ревитализация – когда мы используем старую структуру для новой функции. Это, конечно, сложно. У нас так не любят. У нас любят под снос.

Одна из задач урбанистики – поиск современной архитектурной формы, чтобы город развивался в ногу со временем, но при этом сохранял свою идентичность и уникальность. Брест, основанный в 1019 году, находился западнее современного города, на его месте позже была построена крепость. Город, который мы сегодня называем Брестом — строился уже в 19-ом веке. Старого города, конечно, не вернуть. Но можно попытаться восстановить его структуру – использовать потенциал деградированных кварталов, использовать те стенки, что остались. Ты смотришь на этот кирпич и понимаешь – в нем есть дух времени.

Своё – это своё. Ты здесь живёшь всю жизнь, видишь “болячки”. Мне хотелось не просто создать интересную обёртку и фасад — но привлечь сюда жизнь. Я верю, что можно делать лучше. Культурный центр мог бы стать местом притяжения не только для творческих людей Бреста, но и для публики, просто гуляющей по Советской. Свернув сюда, люди бы не ощущали, что покинули единственную живую артерию города.

 
 
 
 

Я знаю, как архитектура влияет на самоощущение людей. Она может угнетать, давить на желание что-то делать. Человек, живя в такой среде, становится частью безликой культуры. Посткоммунистические города характеризуются тем, что у нас много больших пространств. Наследие коммунистической эпохи в том, что ты должен быть виден со всех сторон. На Ленина ты садишься и чувствуешь, что ты у всех на виду. Здесь мне хотелось создать такой “карман”. Мне хотелось показать, как можно из какого-то минимального количества метров выжать максимальное количество функций, опыта и дизайна.


Судьба этого проекта, к сожалению, предопределена. Прототипом после утверждения не машут. Центра с беларускамоўнымi единорогами и безбонстиковым пространством на этом месте не будет. Нужно ли нам вообще подобное культурное средоточие? Сложно даже сослаться на некие негативные тренды — их нет. Развитие городских пространств в современной Беларуси — за редким исключением — подчинено, как иногда кажется, логике еще «засталинского» градостроительства, безнадежно устаревшей везде, кроме как в головах градоначальства. Странно осознавать таковое в эпоху открытых границ — и умов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Правовая информация

ООО БИНКЛБАЙ УНП 291432476

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: