Войти с помощью: 
Войти с помощью: 
Пароль будет отправлен вам на e-mail.

Байконур, Казахстан. 12 апреля, 1961 год — Юрий Гагарин на корабле «Восток-1» первым в мире совершил полёт в космическое пространство. Беларусь, Минск, 2017 год. Теперь легендарный «Восток-1» воплотился уже в одноимённой коллекции Виктории Корольчук на «Belarus Fashion Week», благодаря чему брестчанка уверенно вышла в лидеры конкурса молодых дизайнеров «New Names BFW». Мы встретились с Викой и узнали, как создавать и кому продавать настоящий «космический» StreetWear.


Когда я оканчивала школу, бабушка сказала: «Поступай уже хоть куда-то! На тот же экономический». И я подумала: сидеть потом после экономического и не знать, куда себя деть? Нет уж! Поэтому поступила в Брестский государственный колледж сферы обслуживания, в котором отучилась три года на модельера-конструктора. Далее последовало распределение, благодаря которому я могла бы всю жизнь просидеть швеёй в каком-то безымянном ателье.

Именно тогда я решила, что такой вариант развития событий после потери трёх лет меня не очень-то устраивает. И поскольку я не рассматривала вариант учёбы за рубежом — поехала в Витебск учиться на дизайнера.

В ВГТУ я попала без художественного образования, и это было очень сложно: люди пишут натюрморты и портреты, а ты сидишь и думаешь — «Что я тут делаю?».

Но если у тебя есть какие-то задатки, то развить их намного проще, чем начинать всё с нуля. Где-то помогли преподаватели, чему-то научилась самостоятельно. Одно могу сказать точно — со временем рука набивается и всё получается.Так что не могу утверждать, что уже в детстве могла заявить: «Вот вырасту — стану дизайнером!». Но мне нравится шить одежду и искать новые пути реализации своих задумок. Так и пришла к тому, чем занимаюсь сейчас. Потом — первая коллекция, «Мельница моды» и мой второй курс (2013 год). Именно тогда я окончательно проявила  настоящий интерес к тому, чем занималась, после чего пришло решительное осознание: кое-что я всё же умею.Моё призвание — именно мужская одежда. Это я поняла с самого начала: когда в университете мы вырисовывали коллекции и что-то придумывали, лучше всего получались именно мужские вещи. С одеждой для девушек я не особенно подружилась: шик, блеск и элегантность мне не по душе. Возможно потому, что я сама не особо элегантная и женственная (улыбается).

Думаю, что буду из тех бабушек, которые не ходят в брючных костюмах от Chanel, а заплетают дреды и носят косухи.

Возможно, когда-то настанет переломный момент в моём творчестве и мне придётся прийти к элегантности, но, если это произойдёт в ближайшем будущем — знайте, что случилось это не по моей воле (смеётся). Пока что мой ориентир — именно уличный Streetwear.Мои клиенты — это в основном молодёжь, и поэтому я прекрасно понимаю, что цена не должна кусаться. За вещь от именитого бренда ребята готовы платить, другой вопрос — практически ноунейм. Поэтому заламывать ценник (который у Виктории действительно очень демократичный — прим.ред.) — не мой принцип работы. К тому же мужскую одежду сейчас продать довольно сложно.Конечно, встречаются и обеспеченные взрослые клиенты, которые следят за модой и любят носить худи. Но далеко не все они хотят обращаться к молодым и незнакомым дизайнерам, чтобы что-то приобрести. А под заказ не очень люблю что-то шить, ведь с этим справится и самое обычное ателье. Но моменты, когда ты самовыражаешься с помощью своих работ, а человеку это по-настоящему нравится, очень вдохновляют. Сейчас у меня есть две полностью сознательные и основательные коллекции — вот их я могу с удовольствием повторить на заказ, если просят.
Спрос не такой большой ещё и потому, что пока нет возможности вплотную взяться за развитие собственных марки и имени: «послеуниверская» отработка съедает кучу времени и сил. Но в дальнейшем хочу отшивать капсульные коллекции, которые будут представлены в магазинах и шоу-румах.В то же время стараюсь не изменять самой себе, поэтому, если человек выдумает и закажет вещь, которая в результате будет выглядеть плохо, шить не стану даже за большие деньги (улыбается). Лучше (как человек с профильным образованием) постараюсь донести свою точку зрения и вместе с клиентом создадим что-то круче того, что он нафантазировал/увидел на просторах интернета.
Идея коллекции «Восток-1» (изначально называвшейся «Дети Галактики» — прим.ред.) пришла совершенно спонтанно, и я никогда не думала, что меня может затронуть тема космоса. До того момента, пока не наткнулась на статью про жизнь Юрия Гагарина. Очень повлияли и такие марки, как «ВОЛЧОК» и «Спутник 1985». Тут хочу оговориться насчёт заимствования концепций: если не все, то многие дизайнеры у кого-то подсматривают некоторые задумки, перекраивая их на свой лад. Это совершенно нормальный процесс. В плане вдохновения, кстати, очень полезно участвовать в конкурсах: у людей там совершенно другое мнение и видение, а ты смотришь на их работы с мыслью — «Ого, как я до такого не додумалась?!».Поэтому какие-то ноты того же Рубчинского иногда проскальзывают и у меня. Рубчинский, к слову, мне очень нравится. Я уважаю то, что он делает, кто бы что ни говорил. Ведь это возвращение уличной и молодёжной моды, эстетики девяностых. Вдохновляет, кстати, и мужская линия Yamamoto: восточная свобода на основе традиционного японского костюма красиво подчёркивается его авторскими принтами и линиями, которые Ёдзи распределяет очень гармонично.Ради стажировки у Ямамото я бы даже согласилась на время забыть о своём собственном бренде: это практика и громадный плюс в развитии, ведь ты почерпнёшь у настоящего гуру моды тот опыт, который самостоятельно далеко не всегда сможешь приобрести.

Бросить дизайн не хотелось никогда. Скорее бывают моменты, когда хочется уйти из дизайн-студии, в которой сейчас работаю, и заняться тем, что нравится. Но надо признать, что такая «работа на дядю» даёт замечательные опыт и практику, ведь ты непосредственно участвуешь в замечательном процессе «придумал-отшил-увидел живое воплощение своих трудов».Подкосить и лишить мотивации могут моменты, когда ты старался сделать что-то, а тебя не услышали. Но на этом стараюсь не останавливаться. Просто у каждого свои взгляды. Есть те, кто восхищается («Это круто, продолжай в том же духе!»), а есть те, кто начинает тебя с кем-то сравнивать и совершенно искренне интересоваться, как что-то подобное вообще можно было пошить.

Но как такового «хейта» в свою сторону я не наблюдала, а аргументированная критика всегда приемлема.

Особенно от людей, которые знают и понимают то, чем ты занимаешься. Но если просто пустословят и льют воду — не обращаю внимания. Меня это совершенно не задевает.Очень поддерживают близкие, но больше всех — мама, которая всегда пытается вникнуть в то, что я делаю. Хотя иногда она тоже может высказаться: «Ой, какую ты ерунду наделала!». Но согревает и то, что некоторые вещи ей всё-таки очень нравятся. Главный ценитель-мужчина — папа, который часто просит пошить ему шорты (смеётся).

Наполеоновские планы — это мои недавние слова подруге о том, что было бы хорошо, если бы меня напечатали на обложке Vogue (смеётся). Конечно, хочется развиваться, но к идее собственного дома моды отношусь с долей скепсиса. Слишком уж это большие замашки, а я стараюсь на жизнь смотреть трезво. Не факт, кстати, что в перспективе мой бренд будет именно таким, какой он на данный момент. Вполне вероятно, что произойдёт полное переосмысление. Но пока что создаю то, что понравится людям и что смогут носить обычные парни и девушки. И одновременно в глубине души надеюсь, что не стану масс-маркетом (улыбается).Что-то совсем подиумное и высоколобое — это не про Беларусь. Я бы сказала, что даже на наших неделях моды не показывают совсем уж неординарные вещи. Ведь в большинстве случаев люди всё-таки пытаются этим зарабатывать, поэтому и коллекции создают именно под производство. Задача этой одежды — не эпатировать, а продаваться.

Ведь насколько бы круто ни выглядели твои платья, если они совсем «высокомодные» и мудрёные, то продать их будет весьма затруднительно. А кушать-то хочется.

Боюсь, что в ближайшее время дизайнерского модного бума в Беларуси ждать не стоит. В силу менталитета наши люди боятся рисковать. Какие-то отдельные единицы проявляют себя, но, как правило, эти самые отдельные единицы уезжают творить куда-то за пределы нашей страны.У меня на этот счёт были планы переехать в Москву и там уже основательно над чем-то думать, чем-то заниматься. В Москве больше площадок, на которых есть возможность выставить свои работы, попробовать себя и быть услышанной. Хотя в Беларуси можно и нужно развиваться, поднимать эту сферу. Ведь мужской моды у нас практически нет.

Но однозначно стоит отдать должное множеству дизайн-конкурсов в нашей стране. Хотя мы и не дотягиваем в организации до, например, киевской недели моды, но положительная динамика всё же присутствует. Подобных мероприятий стало больше, молодые дизайнеры получают возможность заявить о себе. А в идеале — и быть приглашённым поработать за рубежом.

Хотите заняться дизайном — найдите собственное направление, чтобы человек шёл в твоём пальто, а все окружающие знали: «Вот у парня пальто от дизайнера Иванова». Необходимо следить за тенденциями, но не растворяться в них, а всегда вносить толику того, что тебе нравится. Как, например, вышивка, набивка и оригинальные принты у Ани Забелиной.Скажу, опираясь на собственный пример, что начинать совсем не страшно. Ведь всегда интересно, что получится в результате. Важно уделять много внимания проработке эскизов, чтобы готовый образ был не только в голове, но и на бумаге.


Фото — Роман Чмель

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Правовая информация

ООО БИНКЛБАЙ УНП 291432476

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: