Войти с помощью: 
Войти с помощью: 
Пароль будет отправлен вам на e-mail.

Бинокль” cходил на форум анонимных алкоголиков и записал четыре откровенные истории о жизни людей, борющихся с зависимостью.


Официальная дата появления общества анонимных алкоголиков — 10 июня 1935 года. Образовалось оно в США. История организации начинается с того, что американец Билл Уилсон после очередной пьянки попал в больницу и оставался трезвым полгода. Испытывая желание напиться снова, он стал искать такого же, как и он, пьяницу, нуждающегося в помощи. Им стал доктор Боб Смит.  Общаясь друг с другом, они пришли к выводу, что они могут помочь себе справиться с недугом.Так появилось общество анонимных алкоголиков, которое сегодня насчитывает несколько миллионов человек.

Общество включает в себя программу “12 шагов “, целью которой является признание своей зависимости, апеллирование к «высшей силе» для излечения, возмещение ущерба, нанесённого другим в результате зависимости, и донесение целительного знания до других зависимых. В Бресте организация существует на протяжении 20 лет. С 7 по 9 июля в городе проходил форум, посвящённый этой дате. На него приехало около 300 человек из Украины, России, Польши, Литвы, Латвии, Израиля, Египта и Беларуси. Мы поговорили с участниками и записали четыре истории внутренней борьбы.

Слава

Я рос в деревне в тридцати километрах от Бреста. Впервые я напился с друзьями в фруктовом саду. Тогда у меня лопнул в руках граненый стакан, а потом друг притащил меня домой без чувств. Сейчас я думаю, что это было похоже на знак, что пить — это не мое. Но этот случай никак не повлиял на мое отношение к спиртному. Было весело и беззаботно. Время розового пьянства.

Фото: Ларри Кларк

Помню, как проснулся от звука ударов и бьющегося стекла. Тяжело поднялся с грязного матраса на полу и побрел на кухню. Там мой товарищ держал в руке очередную бутылку и, как только я зашел, ударил ей по голове человека, сидящего у стены. Пятна крови и брызги были по всей кухне. Куски стекла торчали из черепа. Я спросил: «Что ты делаешь?» Товарищ посмотрел на меня бешеными глазами и что-то прохрипел про золото. Я развернулся и пошаркал обратно на матрац с мыслями, что завтра утром на кухне будет труп. Никаких эмоций, только каша в голове.

Бог оставил меня жить. После попытки вскрыть себе вены моя мама договорилась, чтобы меня определили в психиатрическую больницу. Доктор предупредил, что меня положат в отделение к самым буйным пациентам. Так на три дня я попал в другой мир. В палатах не было даже дверей, но я, как к алкоголик, привык к разным условиям жизни. Там я нашёл «адекватных» друзей: алкоголика и наркоманку. С наркоманкой я даже успел закрутить роман, за что однажды утром меня душил здоровенный псих.

Фото: Ларри Кларк

Я лежал ночью в палате и много думал о жизни, смерти и одиночестве.  Я смотрел на тусклый свет в коридоре и думал. Свет был очень слабый, и я не сразу заметил сгорбленную фигуру старухи, зашедшую ко мне в палату. Она стала в углу и начала что-то бормотать и шипеть. Это было ужасное видение. Я лежал, слушал и боялся пошевелиться.

Вспоминаю, как я в отчаянии брел по мокрому снегу. Мне некуда было идти. Ключей от квартиры, телефона и денег у меня не было. В голове не было никаких мыслей. Я чувствовал ужасную усталость и желание умереть. Так я познал своё собственное дно. Оно заключалось в скитании по “блатхатам”, наблюдении за поножовщиной, замерзании в снегу и попытке научиться пить, как все.

То, что со мной произошло в обществе анонимных алкоголиков, не передать словами. Чувство, которое я испытал после взгляда на мир трезвыми глазами, было невообразимым. Однажды я проснулся с ощущением, что мир вокруг прекрасен, и с полным осознанием того, какое счастье быть свободным и трезвым!

Ирина

Я начала пить в 16 лет, ещё в школе. Вначале пила по праздникам, затем по выходным. Тогда это было розовое пьянство. Дальше была учёба в университете, сессии, которые не обходились без празднования их успешного закрытия.  После университета я вышла замуж. С мужем мы выпивали вместе. Я посчитала, что проблема в нём и развелась. Вышла замуж за другого человека, который не пил, но мой алкоголизм прогрессировал: оказалось, проблема была во мне. Тяжёлый алкоголизм у меня продолжался на протяжении восьми лет.

Фото: Иэн Коул

Cо стороны казалось, что у меня было всё: муж, дети, строился дом. Это и уводило от решения проблемы, ведь когда я смотрела на себя со стороны в трезвый момент, то казалось, что всё не так плохо. Это был самообман. Я понимала, что у меня есть проблемы, но сама не могла их решить. Пыталась кодироваться, пришла к доктору и попросила сделать это на десять лет. Через два месяца я сорвалась. Был Новый год, я выпила детского шампанского, и его вкус мне напомнил настоящее.  На следующий день я догнала всё то, что упустила за эти два месяца. После этого я пила каждый день и не могла остановиться.

Однажды я увидела по телевизору документальный фильм о том, как люди помогали алкоголикам. Тогда я впервые услышала о существовании общества анонимных алкоголиков. Я постаралась его найти, интернета у меня тогда не было, и поиски завершились крахом. После этого случая прошло ещё несколько лет, в течение которых я опустилась на самое дно: дети жили с моими родителями, у мужа была своя личная жизнь, а я жила на стройке собственного дома.

Помог мне мой друг, который настроил мне на телефоне интернет. В подавленном состоянии я набрала в поисковике «анонимные алкоголики Брест». Позвонила по предложенному номеру. Мужчина на другом конце провода предложил мне прийти на собрание. Я пришла, услышала людей и поняла, что все они говорят обо мне и прекрасно понимают мою проблему.

Фото: Иэн Коул

До того, как я попала на собрание, я чувствовала себя очень одиноким человеком. Я понимала, что я женщина-алкоголик и что алкоголизм неизлечим. Обычные люди не понимали, что одной силой воли не достаточно, чтобы выбраться из лап зависимости. Но программа, которую я прошла здесь, имеет под собой духовный стержень, для каждого он свой. Для того, чтобы произошёл коренной перелом внутри, нужно во что-то поверить, в силу, которая выше и сильнее тебя. Я поверила и уже пять лет трезвая.

Сейчас у меня прекрасные отношения с родителями и детьми. За эти пять лет я изменилась и перестала ждать, что будут меняться люди. Теперь я хожу на собрания не менее трёх раз в неделю. К сожалению, для того, чтобы начать бороться, нужно опуститься на самое дно. У каждого оно своё. Заставить человека невозможно, пока он сам не захочет — результата не будет.

Александр

Я рос в обычной семье. Мои родители простые рабочие люди. Они не страдали алкоголизмом, выпивали по праздникам, но всегда знали меру. Я же ее не знал. Впервые я начал выпивать после поступления в университет. Пристрастился достаточно быстро. На первом курсе запои были по 2-3 дня, к последнему курсу я подсел на алкоголь конкретно. После была армия, и уже после нее я начал опускаться на самое дно.

Фото: Иэн Коул

Высшее образование и ученая степень по лингвистике давали мне чувство превосходства над остальными. Мне казалось, что я всегда могу остановиться, ведь я не такой, как все алкоголики. Период моего саморазрушения пришелся на 2000-2010 годы. У меня испортились отношения с женой, я развелся. В это время я вёл буквально бродяжнический образ жизни. Поменял много мест работы и должностей. Одно время даже руководил крупной компанией. И это не мешало мне ночевать в подъездах и на вокзалах.

Несколько раз я кодировался, но мне это не помогало. Периоды трезвости могли достигать до 7-8 месяцев, но потом я снова срывался. Причины были разные: хорошая погода, на работе всё идёт отлично, налажены отношения с девушкой. Я позволял выпить себе немного слабоалкогольного напитка, и всё начиналось по-новому.

К 2010 году я опустился по полной. Чувство одиночества съедало изнутри, и единственным выходом из ситуации мне казалась смерть. У меня было несколько неудачных попыток суицида. Однажды я пытался вскрыть вены в квартире друга. Но он меня спас и перевязал руки. После этих попыток я лежал в психдиспансерах.

Фото: Иэн Коул

В какой-то момент ко мне пришло осознание, что нужно менять себя. В интернете я набрал «общество анонимных алкоголиков Брест» и нашёл их контакты. Стал ездить в Брест на встречи. Однажды мне посоветовали открыть группу в своём родном городе. Я послушался и открыл группу. Она немногочисленная, насчитывает 10-12 человек. Люди приходят, уходят, есть те, кто срывается, уходит и обратно возвращается.

У меня срывов не было, и я уже более 5 лет веду трезвый образ жизни. Материальные блага отошли для меня на другой план, для меня теперь главное получать удовольствие от трезвой жизни. Для того, чтобы бросить пить, одной силы воли недостаточно. Должно быть полное принятия своей болезни и стержень в виде наставника, высшей силы или Бога. Я этот стержень для себя здесь нашёл.

Светлана

На протяжении многих лет я не замечала своей зависимости. Мне казалось что я пью, как и все. Со временем люди стали замечать, что я не могу остановиться. Я считала, что могу собой управлять. Я могла выпить, на утро похмелиться, и дальше продолжать функционировать, как обычный человек.  Однако прошло время и контроль над собой был потерян: появилось чувство одиночества и тяга к алкоголю.

Фото: nan-ufa.ru

Долгое время я маскировалась, и на людях выпивала меньше остальных. При этом я всегда делала запас дома и понимала, что не остановлюсь. Я просто не могла собой управлять. Понимание того, что женский алкоголизм неизлечим, приводило меня в тупик. Я просто прятала голову в песок и ничего не хотела делать.

Крепко я пила около трёх лет. Запои доходили до 10 дней. Как только алкоголь попадал ко мне в организм, я теряла контроль над собой. Появлялось чувство тяги, меня мучала бессонница, я становилась раздражительной. Я выпивала даже по ночам. Укладывала спать детей, а сама понимала, что нужно выпить. Помню момент, когда я вечером стояла на балконе и сорвалась в магазин, чтобы успеть купить алкоголь. Моя мама постоянно сторожила меня, чтобы я не выбегала ночью за спиртным. Она тянула меня до конца, у мужа просто  опустились руки.

В какой-то момент перестала питаться. От этого у меня кружилась голова, я падала в обморок и постоянно ходила с зашитой головой. Чтобы начать выкарабкиваться из собственного дна, мне нужно было о него удариться. Переломным моментом стал эпизод, когда я снова упала в подъезде собственного дома и разбила голову. Я лежала в луже крови, и меня видели все соседи. Дошло до того, что старший сын стыдился со мной выходить из дома.

Фото: Иэн Коул

После этого я обратилась за помощью в общество анонимных алкоголиков. Об этой организации я знала и ранее, но она у меня не вызывала доверия. Мне казалось, что это общество социально опущенных людей, и я здесь себя не видела. Но, когда я пришла в группу, поняла, что вокруг меня люди, которые меня понимают. Трезвость пошла в кайф. Тяжелее стало спустя два года трезвости, когда я начала заниматься самокопанием. Вот тогда мне на помощь пришла программа 12 шагов”.

Я не пью уже 5 лет и 8 месяцев. За это время я продвинулась по карьерной лестнице, перестала бояться браться за работу, за которую раньше бы не взялась. Я стала нужна детям. Со старшим сыном мы прекрасно общаемся, и он не вспоминает мне моих постыдных моментов. С мамой тоже все хорошо, за последнее время она стала моей лучшей подругой.

В Бресте существует 4 группы анонимных алкоголиков. Единственное условие — желание бросить пить. Собрания проводятся:

Свято-Симеоновский Собор, помещение молодежного клуба, 2 этаж

ул. К. Маркса 84. Понедельник, среда (18:00)

Наркологический диспансер, актовый зал, 3 этаж

ул. Красногвардейская, 4. Вторник, пятница (18:00)

Костёл Воздвижения Святого Креста, ул. Ленина, 34,(подвальное помещение). Суббота 18-00, воскресенье (открытое) 17-00. Телефон: (8 029) 207 84 71

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Правовая информация

ООО БИНКЛБАЙ УНП 291432476

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: