Войти с помощью: 
Войти с помощью: 
Пароль будет отправлен вам на e-mail.

Каждый раз, когда в Бресте пилят деревья, по страницам Facebook пробегает волна возмущения: «Опять! Варвары! Не ценим!». Коммунальщики делают своё дело четко, не оставляя куцым стволам/пенькам шанса на апелляцию. Но, оказывается, не все так однозначно в теме городского озеленения. Поговорили о деревьях и их судьбах с частным специалистом по арбористике Игорем Тихонюком, не раз работавшим на городских объектах.


Арбористика — комплекс мероприятий, направленный на лечение деревьев, удаление частей деревьев, которые пострадали от болезней или по другим причинам. Основана на подъёме арбориста на дерево с помощью альпинистского снаряжения.

К высотной работе Игорь пришел из туризма: в студенчестве занимался альпинизмом и подрабатывал. В профессии по удалению деревьев, которая занимает второе место в стране по смертности в мирное время, наш собеседник уже более 5 лет. Работает на себя. В заказчиках как частные организации, так и город. Чаще всего арборист нужен, если спецтехника не может подъехать, чтобы с нее удалить аварийное дерево. Тогда на объект вызывают специалиста с альпинистской подготовкой, чтобы тот буквально пилил сук, на котором сидит.Простояв на солнцепеке около 30 минут и задрав головы, мы следили за шумной работой: в древесину въедалась бензопила, с верхушки Игорь бросал команды и постепенно пробирался по стволу к низу, с каждым шагом укорачивая дерево. Спустившись, мастер сперва снимает снаряжение: кошки, обвязку, очки, каску и страховочный пояс, бензопилу. Наша беседа начинается с приглашения к угощению – у Игоря обед из пряников и чая. Мужчина выглядит уставшим. На философские уходы от вопросов подается нелегко, но отвечает открыто, без увиливаний.

Помните свою первую работу на высоте?
Первым объектом была церковь на Московской. Там мы устанавливали леса для кровельных рабочих.

За то время, что работаете, привыкли? Страшно не бывает? Срывались когда-нибудь?
Страшно бывает. Падал один раз вместе с деревом. Внешне дерево сухое, а корни у него сгнили. Сотрясение небольшое было. Отделался: в рубашке родился. Пилой не травмировался ни разу, только ботинок зацепил однажды. Но это мой косяк, все по-честному, нельзя было так низко опускать бензопилу. Пилой нужно очень точно владеть, до миллиметра чувствовать. При том, что её вес – от 4 до 10 кг.



На этой площадке, где вы работаете сейчас, что будете пилить, а что — нет?
Есть план, в котором указано, что убирать, а что оставлять. На этом объекте всего надо спилить примерно 70 деревьев с кустарниками. Обычно просят при спиле оставлять от земли сантиметров 10. Если же планируется выкорчевывать пень, тогда надо оставлять больше – так легче вывернуть.

Какое самое необычное дерево спиливали в нашей местности?
Были вяз и тополь по 1,5 метра. Диаметром.

Как отличаются деревья для того, кто их пилит?
Нужно знать, как реагирует каждое дерево. Ива мягкая: её легче пилить. Береза – среднеплотная. У вяза крепкая кора. Можно спилить ветку весом 300 кг и она повиснет на коре. У акации очень крепкая древесина: ветка может быть большая, полсантиметра не допилишь, и она будет висеть – не сломается. Это одно из самых плотных деревьев, как будто монолитное: может выглядеть коряво, шататься, пока лезешь, но уверен, что не упадет.

Все это приходит с опытом, арбористике у нас нигде не учат. О том, что вообще можно пилить деревья, я узнал на курсах в МЧС, когда корочку промышленного альпиниста поехал получать. Сейчас, думаю, там смогут научить лишь трети от того, что узнаешь потом. А так — через интернет, английские журналы, форумы, видео и опыт. В Москве бывают курсы. Также в Германию ребята ездят учиться.

Сколько стоит ваша работа?
Имеются государственные расценки, но люди, конечно торгуются.
Сколько в среднем стоить будет спилить березу, за которой мы вас застали?
День работы – 300-400 рублей. Поэтому спилить березу — рублей 150.

А елки на площади вы пилили?
Нет, слава Богу.
Почему «слава Богу»?
Жалко.
А вообще ели спиливали?
Да, у ели ветки очень тяжелые. Видите нижнюю? Думаю, вы ее даже не поднимете.


СПИЛИТЬ НЕЛЬЗЯ ОБРЕЗАТЬ

Как часто поступают заказы на спасение дерева – укрепить или полечить?
Заказов таких пока не было.

Почему? Не ваш профиль? Только пилите?

Нет. Арборист ухаживает за деревом. Если нужно — пилит как хирург. У нас (у заказчиков – прим. автора) денег на уход нет, поэтому остаётся хотя бы спилить то, что угрожает жизни и здоровью людей.

Ваша работа заключается в том, чтобы спилить дерево, которое с подъемника спилить невозможно? Вы же залазите со страховкой, снаряжением и пилой?
Моя работа нужна там, куда не подъедет спецтехника, — на кладбищах, у садиков и школ, во дворах. Заказывают и туда, куда подъедет, но я сделаю дешевле. В работу входит не только спилить, но и убрать за собой: с утилизацией нужно разбираться самим. Плюс я работаю, учитывая то, что находится под деревом. Сегодня мы имеем под березой кустарник самшита и приходится спиленные чурки «завешивать на блочок», чтобы не поломать его.

Вам не жалко пилить здоровые деревья?
Жалко. Прошу прощения у дерева и пилю. Буквально, даже вслух.
Если дерево с гнездом, его пилить нельзя. Если залажу и вижу, что есть гнездо, – предупреждаю и переношу время.

По какой причине вообще могут спилить здоровое дерево? Как часто приходится выполнять такую работу?
Здоровое дерево убирают в том случае, если происходит реконструкция площадки. Но то, что город часто спиливает не пораженные деревья, – стереотип. Такое бывает крайне редко. Если же заказчики частные, хозяева иногда прислушиваются к моим советам, и тогда получается что-то не спиливать.

Проблема как раз не в этом. Скажу больше: проблема в том, что не пилят. Чтобы спилить дерево, нужно разрешение, а чтобы обрезать (криво) — разрешение не нужно.

Да, обрезка – боль всего города. Хочется воскликнуть «Почему так?». Что делать?
Обрезает у нас Коммунальник. Их нужно отправить на обучение или зарплаты им поднять. Хотя мне кажется, они умеют, просто за обрезку по сметам выставлена маленькая оплата. Чтобы хорошо дерево обрезать, нужно с ним аккуратно поработать, обработать варом садовым (смесь для защиты участка среза ветки либо ствола дерева). Это долго и кропотливо. А если делать все по сметам, то ничего не заработаешь.

Вы делаете обрезку как надо или тоже «под бокс» приходится?
Делаю обрезку сухих ветвей, ветвей, поражённых омелой, формирование кроны. «Под бокс» случается, когда просят. А иногда заказывают, когда хотят, чтобы дерево погибло, а разрешение на удаление делать не хотят.

Чем отличается правильная обрезка от неправильной?

Дерево нужно формировать с раннего возраста. Представлять, что мы хотим с него получить. Какую ель: вот такую высокую кривую (указывает на стоящую рядом антигеометричную ель) или ровненькую? Липы можно делать шарообразными. Смотреть, как они вписываются.

Как дерево начинает себя вести после обрезки?
Каждый год нужно ухаживать. Каждый год нужно по чуть-чуть что-то делать. Нужно представлять, что ты хочешь получить через 10 лет. У нас этого нет. У нас пофиг: раз, раз — и все равно, сгниет оно или нет. «Выживет — ладно, не выживет – спилим». Половину деревьев в центре, которые обрезались, скоро спилят к чертовой матери.

А если бы был какой-то архитектор сильный, который бы всех дрючил, ходил с Коммунальником и говорил бы, как им обрезать. Должен быть неравнодушный человек или даже группа людей, какой-то совет. А то обрезают дерево, оставляют обрубок. Зачем? Дай ему вырасти, убери нижние ветки, пускай оно дальше вверх тянется.

Но это всё хлопотливо и трудоёмко.
Все красивое и хорошее делать сложнее.

Как дерево признается аварийным?
Есть в городе два ландшафтных архитектора: в Коммунальнике и горисполкоме. Они это и определяют. Больное дерево угрожает жизни человека тем, что может свалиться.

СОВЕТ ДА ЛЕСА

Если бы у вас спросили совета эти люди, что бы вы им порекомендовали по озеленению города?

30% деревьев нужно срочно спилить, потому что потеряем еще больше. Всё из-за омелы  — кустарника-полупаразита на деревьях. Птицы склевывают ягоды и переносят семена на другие деревья. Её срезать надо, корни расползаются до ствола. Если он заражен, то дерево не спасти.

У нас мало живой изгороди. В Германии, например, сажают боярышник и граб – очень красиво. Кустарников у нас совсем нет, цветов. Не то что в нашем детстве: вспомните розы у ЦУМа, тюльпанов было много.

Вяз – хорошее дерево. У него лист рифленый, и собирает он в несколько раз больше сажи, чем тополь, который сажали после войны для быстрого озеленения города. Когда вяз вырастает, он не травмоопасен, если вдруг в него попадет молния или отвалится ветка. Не упадет, повиснет на коре.

Клен американский развели – такая шкода! Разрастается как сорняк, некрасивый. Древесину использовать сложно. На дрова колется плохо.

На деревьях можно таблички вешать с информацией. О многих видах есть интересные факты.

Надо сажать как можно больше деревьев — они влагу задерживают. Куб опада (т.н. «лесная подстилка»), который собирается под деревьями в лесу задерживает до 10 кубов воды, не давая прошедшему дождю стягивать за собой в реку плодородный слой почвы.

При посадке нужно вперед смотреть на лет сто, а не ели и сосны сажать, которые свойственны для холодного климата. Уже пора широколиственные сажать, климат меняется. Это же заметно. А у нас лесхозы до сих пор все это садят.


Наш разговор закругляет надвигающаяся непогода: Игорю нужно закончить работу до дождя. По технике безопасности работать при порывах ветра от 10 м/с или дожде — нельзя.

— Странная у вас работа (не сдерживаю я себя на откровения): нужно постоянно договариваться с собой, с природой.
— А что делать? Верю, что все взаимосвязано, что так надо, — парирует собеседник.

Мало у нас таких думающих людей на таких работах. Честных, советующих, не боязливых.

Фотографии — Роман Чмель

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Правовая информация

ООО БИНКЛБАЙ УНП 291432476

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: