Войти с помощью: 
Войти с помощью: 
Пароль будет отправлен вам на e-mail.

После праздничного благотворительного концерта Lily Dee, который состоялся 30 декабря в кафе Paragraph, музыканты поведали нам об успешных выступлениях на улице, европейском гостеприимстве и ярких планах на будущее. Доставайте свои гитары — это настоящая инструкция для начинающих!


Вы давно занимаетесь музыкой? 

Лили: Да, пою с малых лет. У меня вся семья музыкальная, и я росла в этой среде. Училась в музыкальной школе по классу фортепиано, и моя сестра училась, и брат, а, например, мой папа сам освоил фортепиано и гитару.

Андрей тоже с детства музыкант (улыбается). На момент, когда мы познакомились, он был барабанщиком группы «The Fraiz» — это основной род его деятельности. У нас он играет на всякого рода перкуссии.Давно ли вы начали этим зарабатывать?

Лили: Все началось с того, что мы с другом поехали в Германию играть на улицах — просто потому, что нам нужны были деньги. Жили по Каучсерфингу и очень сдружились с ребятами, которые нас принимали — это были студенты, веселые и очень приветливые. Мы общались с ними по вечерам, а днем ходили выступать в Старый город. Это происходило без всякого оборудования.

Не смотря на то, что я в своей жизни довольно часто выступала, поначалу было страшно. Ведь это совсем другая атмосфера — ты понимаешь, что здесь никому не нужен.

«Но когда преодолеваешь этот барьер, чувствуешь, что поднимаешься на новый уровень».

Это стало отправной точкой. Мы подумали, почему бы не петь кавера, пусть даже в акустическом варианте? А затем мой муж, Андрей, вернулся из армии и в нашей команде появился классный барабанщик. Он специально поехал в Кёльн, купил себе там кахон (кахон — ударный музыкальный инструмент, представляет собой коробку, выполненную из дерева или других материалов — прим. ред.), сам его собрал, покрасил. А вскоре мы получили заказ на свадьбу в Минске — это было наше первое «официальное» выступление.После этого мы решили начать играть и в родном городе. Выступили на «You See» — это молодежное движение в церкви «Спасение» на Скрипникова — они очень часто организовывают интересные вечера в абсолютно разных направлениях. Потом отправили небольшие видео своих выступлений в КОРОВУ и они пригласили нас играть на постоянной основе.

КОРОВА быстро откликнулась?

Андрей: Они просто увидели в нас очень крутых профессионалов (смеется).

Лили: Да, достаточно быстро. Они предложили нам сотрудничество. И как раз в этот период наш гитарист уехал в Малайзию на 3 месяца и мы остались, скажем так, в неполном составе. Нынешний наш гитарист (он же пианист) — Ваня — имел уже большой опыт именно уличных выступлений за границей (5 лет). Поэтому мы просто предложили ему поиграть с нами.

Андрей: Ваня на тот момент осваивал гитару и буквально 2 месяца как приобрел сам инструмент, поэтому ему было интересно опробовать себя в действии.

Лили: С ним оказалось очень легко сотрудничать, потому что он действительно классный музыкант, у него абсолютный слух — мы буквально за 2 или 3 репетиции сделали 16 композиций для КОРОВЫ.А как вы подбираете репертуар?

Лили: В первую очередь, музыка должна нравиться нам.

Андрей: Так как Ваня очень много ездил по Германии (а они популярную музыку очень любят), он знает, какие произведения нравится европейскому человеку. Поэтому, мы ему что-то предложим, он нам — на этом и сходимся.Петь на улице очень сложно. Как Ваш голос реагировал на подобные эксперименты?

Лили: Да, это, безусловно, сложно. Первый раз, когда мы поехали в Германию (было лето) я пела без микрофона. На третий день у меня исчез голос. Но каким-то чудом, спустя сутки, он восстановился — это уже было не соловьиное пение, но неделю я продержалась.

Второй раз было чуть-чуть легче — мы взяли микрофон. Конечно, голос все равно садится. Но люди этого практически не замечают. Только ты сам знаешь, что можешь и лучше.У вас есть личный «зазывала»?

Лили: Нет, мы категорически против этого. Тот, кто хочет положить какие-то деньги, положит и так. Нам не нравится этот стиль попрошайки или зазывалы — это отталкивает людей. Мы просто сидим, а в метре от нас стоит красная коробочка.

Во сколько вы начинали играть?

Лили: Где-то в 11 и до 20. Время корректируется, чтобы никому не мешать.

Андрей: В Германии по-разному относятся к уличным музыкантам — в каких-то городах например, нельзя играть на барабанах или с колонкой.Случались ли у вас казусы с полицией?

Андрей: В этот раз — да. Мы играли и как раз проходила полиция. Они сказали: «Ребята, все классно, но колонку уберите, пожалуйста».

И на этом инцидент был исчерпан?

Андрей: Да, они просто попросили. Следующий раз могли бы штраф дать или конфисковать, но до этого не дошло.

А как там дела обстоят с конкурентами?

Лили: Были и конкуренты. Причем, иногда очень забавные. Например, девушка играла на кларнете, и это было откровенно ужасно. А место оказалось неплохое, с хорошей проходимостью. Мы сели немного поодаль, но за счет того, что была подключена звукоусилительная аппаратура, оказалось, что не так уж и далеко. Через пять минут девушка пришла и отругала нас. Так что будьте осторожны (улыбается).

Андрей: На самом деле, по негласным законам уличных музыкантов, такое правило действительно существует — нужно уважать своих коллег.Как вас встречала публика?

Лили: Обычно встречают очень хорошо. Например, мы играли в городе, который негласно называют «городом сеньоров», потому что там очень много пожилых людей. Но они настолько приветливы!

«На одном месте нам вынесли кофе из кофейни, на другом — какао, еще в одном — угостили глинтвейном. С третьего этажа как-то прилетел шоколадный заяц с примотанными скотчем пятью евро. Это было очень приятно».

А в Бресте вы играли?

Лили: Да, играли один раз. Подумали, что нужно в родном городе попробовать. Конечно, это не Европа, но мы были приятно удивлены. Людям было интересно. Наверное, потому, что мы были как глоток свежего воздуха после «Группы крови на рукаве», которая постоянно звучит на Советской. Нам понравилось, даже денег немного собрали.Приглашали ли вас играть на торжествах в Германии?

Лили: Да, нас приглашали играть на свадьбах. Из-за одной мы даже вернулись во второй раз через месяц. А буквально через день после этой свадьбы на улице к нам подходит мужчина и говорит «Ребята, я завтра женюсь, не могли бы вы 4 песни исполнить для моей невесты?». На следующий день мы играли в настоящем замке (пришлось даже приодеться) те самые 4 песни.

Еще мы выступили на 2-х квартирниках. Первый нам организовали ребята, у которых мы жили. А второй проходил в еще не открывшейся кофейне — там  ничего не было, так что мы просто сидели на полу и играли.

Андрей: На самом деле, нас приглашали очень часто, но все эти заказы разбросаны во времени — у кого-то через месяц, у кого-то через полгода. Мы пока не можем позволить себе так часто «кататься».А у вас нет желания переехать туда жить?

Андрей: Если бы все было так просто (улыбается).

Лили: Мы действительно планировали переехать в Польшу после Нового года. Но случилась довольно-таки курьезная ситуация — мы забыли сумку с документами в берлинском автобусе.  Это был огромный стресс. Домой возвращались по временным паспортам. Теперь нам нужно восстановить документы — поэтому переезд пока откладывается.

Как вы относитесь к негативно настроенной публике?

Андрей: Нас это совершенно не пугает. На улицах проходят толпы людей, и ты играешь для всех.

«Тот, кому нравится, обязательно подойдет или остановится».

Другое дело, когда играешь в зале — люди приходят и ждут чего-то конкретного — это намного сложней. Какие у вас планы на будущее?

Лили: Хотелось бы съездить в новые места, например, какие-то скандинавские страны или в Ирландию. Но у нас маленький ребенок, мы в этом немного ограничены. В скором времени планируем записать Демо, и будем стараться отправлять его в различные эвент-агенства.

Андрей: Когда мы играли в Германии, прохожие очень часто восторгались вокалом и советовали обязательно принять участие в музыкальных конкурсах. Это действительно хорошая идея. Я думаю, нам нужно попробовать свои силы в подобных конкурсах, например, в Варшаве. И кто знает, может, я буду дома с ребенком сидеть, а она будет гастролировать (смеется).

Есть ли у вас свои песни?

Лили: Два года назад мы совместно с моим другом Димой Ветром написали одну очень милую песню про грустного человека. И я искренне верю, что когда-нибудь это послужит отправной точкой в новом направлении нашей работы. Что, по вашему, является самым сложным для уличного музыканта?

Андрей: Я считаю, поддерживать качество игры. Сейчас очень много ребят, которые выступают на улицах. Мимо них проходишь  — и тебе не хочется остановиться.

«Если ты что-то делаешь, очень важно делать это качественно. Я сам к этому всегда стремлюсь».

Лили: Очень часто уличных музыкантов воспринимают как попрошаек: мол, они играют только от того, что не на что жить. Но ведь на самом деле —  это целая культура, и существуют музыканты с мировым именем, которые иногда позволяют себе выйти и просто поиграть для людей.

«А еще я считаю, что очень важно просто любить это дело. Если очень хочется, но страшно — обязательно нужно попробовать хотя бы разок. Только тогда поймешь, твое это, или нет. Мы, например, это сразу поняли».

И мы искренне надеемся, что скоро в Бресте появится много действительно классных уличных музыкантов. 

Фотографии — Роман Чмель

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Правовая информация

ООО БИНКЛБАЙ УНП 291432476

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: