Войти с помощью: 
Войти с помощью: 
Пароль будет отправлен вам на e-mail.

Один из лидеров БГК имени Мешкова, линейный сборной Беларуси по гандболу Вячеслав Шумак рассказал, почему пошел на выпускной в старых туфлях, у кого в раздевалке стоит холодильник, забитый пивом, кто пишет в соцсетях его жене, зачем в Брест приезжала команда психологов и многое другое.


– В 2010 году Вы сказали, что выиграть Олимпийские игры легче, чем Лигу чемпионов. Спустя семь лет мнение изменилось?

– Наверное, я был молод, амбициозен (смеется) и хотел поднять самооценку белорусскому гандболу. Сейчас, безусловно, воспринимаю Олимпийские игры и Лигу чемпионов совершенно по-другому;  для того чтобы выиграть один из этих турниров, необходимо провести большую продуктивную работу.

– У спортсмена, который нацелен на результат, мелочей не бывает, будь то тренировки, сон, спортивная форма, а также питание. Врачи команды требуют от гандболистов определенной диеты?

– Помню, был тренер, который категорически запрещал пить кока-колу. Безусловно, в команде стараются следить за рационом игроков, но врач бессилен, когда спортсмен оказывается дома. Наедине с семьей можно съесть всё что душе угодно, но, если ты профессионал, следи за продуктами на столе.

– Перед чем не можете устоять?

– Я люблю съесть шоколадку, кусочек торта, но расслабиться позволяю себе крайне редко, ведь за всё приходится платить. Например, если плотно поужинал, то с утра на весах увижу плюс килограмм.

– В свое время легенда белорусского гандбола Сергей Рутенко, победив словенский «Целе» в Лиге чемпионов, получил приглашение и стал играть за сборную этой страны. Если Вам предложит контракт гранд европейского гандбола, и одним из условий будет смена гражданства, какой ответ их ждет?

– Если реально смотреть на вещи, то смена гражданства предполагает двухгодичный карантин, поэтому гранды выбирают молодых и перспективных игроков. В юном возрасте я грезил о Барселоне и больших победах, но сейчас понимаю, что БГК – клуб, который постоянно прогрессирует, а вместе с ним добавляю и я. Моя мечта, как коренного брестчанина, выиграть трофей именно с нашим клубом.

– Критики БГК называют команду денежным мешком, и стоит прекратиться финансированию, как клуб быстро перестанет добиваться положительных результатов и все благополучно о нем забудут.

– БГК – это не однодневный проект, когда во главу угла ставятся чрезмерные амбиции и сиюминутный результат, – наш клуб строится всерьез и надолго … Но, как в любом виде спорта, для больших результатов нужны и большие деньги. Даже если случится так, что бюджет значительно уменьшится и уедут легионеры,белорусские ребята не прекратят сражаться за честь клуба, а вместе с игроками останутся и преданные болельщики.

– Был ли момент, когда Вячеслав Шумак мог завязать с гандболом?

– В 2011 году я порвал крестообразную связку, пропустил больше половины сезона. В силу молодости очень переживал, что не смогу восстановиться и выйти на прежний уровень. Мои опасения оказались напрасны. Травму я успешно залечил и вернулся в игру. Как показывает практика, возвращаются все, главное желание.

– Как относитесь к легионерам, которых в клубе немало? Нет ли ощущения, что спортсмены из-за границы находятся в привилегированном положении?

– В нашей команде каждый легионер отрабатывает свои деньги. В этом плане у нас очень профессиональный клуб, отношение ко всем игрокам одинаково хорошее. Однако естественно, что легионеры нуждаются в помощи больше. Поиск жилья и хорошего врача, выбор детского сада для ребенка, да и в языковом плане иногда возникают трудности. В таких случаях пытается помочь не только руководство клуба, но и игроки: ведь БГК – большая крепкая семья.

– Чем Вас притягивает рыбалка, ведь для многих более скучного отдыха и придумать нельзя? Рыбаку в ожидании клева нужно часами просто сидеть и наблюдать за поплавком. Откуда берется столько терпения?

– Рыбалка – это отдых от гандбола и быта. Я карпятник, подхожу к ловле очень ответственно, обращаю внимание на каждую мелочь, соответственно, жду отдачи, а если клева нет совсем, начинаю нервничать, злиться (смеется), и весь отдых идет насмарку. Так что сидеть несколько часов, просто глядя на поплавок, – это не для меня. Кстати, к рыбалке уже пристрастил жену, подтягиваем и ребенка.

– Почему отпустили девятикилограммовую щуку?

– Не для того красавица росла 8–9 лет, чтобы я вкусно поел. Стараюсь отпускать почти всё, что поймал на крючок. Рыбалка – способ расслабиться, получить положительные эмоции, и, когда на удочку попадается крупная рыба, я получаю такой же адреналин, как и на площадке.

– Часто слышу, что после изнурительной тренировки спортсмены не против пропустить бокальчик-другой холодного пива. А как Вы относитесь к алкоголю?

– Не могу выпить больше одного бокала, не настолько его люблю. На мой взгляд, нет ничего предосудительного в том, что спортсмен иногда позволяет себе выпить пенного напитка. В некоторых европейских клубах после тренировки команду ждет холодильник, забитый пивом, а, как Вы знаете, уровень профессиональной грамотности на Западе очень высок, поэтому если бы пиво вредило спортсменам, его точно не разрешили бы заносить в раздевалку. Но на постсоветском пространстве еще не развита культура питья – за любым столом не одна бутылка крепкого алкоголя, поэтому и складывается впечатление: если спортсмен сказал, что любит пиво, значит, не только бокальчик и не только его. На самом деле в современном спорте нельзя достигнуть более или менее серьезного результата, если позволяешь себе грубо нарушать режим.

– Большинство не задумывается о проблемах высоких людей. Ваш рост 203 сантиметра – это, мягко говоря, выше среднего. С какими трудностями сталкиваетесь из-за нестандартной фигуры?

– Главная проблема заключается в выборе одежды и обуви. У меня 51 размер ноги, такой большой обуви в Бресте просто нет. Одежду покупаю через Интернет или в магазинах больших размеров, а затем ушиваю под себя. В одиннадцатом классе в преддверии выпускного я решил сшить туфли на заказ: хотелось в такой важный день выглядеть хорошо. Вышло, к сожалению, не очень. Заказные туфли оказались очень плохого качества, и мне пришлось идти на выпускной в старой обуви. Сейчас в городе меня узнают благодаря гандболу, но и раньше не был обделен вниманием. Из-за своего роста постоянно ловил взгляды случайных прохожих. Однажды в магазине я встретился с Дайнисом Криштопансом (латвийский гандболист, выступавший за БГК имени Мешкова с 2015 по 2017 год), а его рост 2 метра 15 сантиметров, и понял, что на меня реагируют еще не так сильно: при виде Дайниса в глазах людей читался шок.

– Непривычно было видеть кого-то выше себя?

– Да, были странные ощущения. Кстати, мы очень подружились с Криштопансом, но, к сожалению, после окончания сезона он покинул команду.

– У БГК уже достаточно внушительное количество болельщиков. А у вас есть фанаты?

– За последние несколько лет интерес к нашему виду спорта заметно вырос – на важных матчах трибуны забиты почти под завязку, в городе на ребят стали постоянно обращать внимание. Главные фанаты – дети, они пишут мне и моей жене в соцсетях, подходят на улице с просьбами сфотографироваться, их родители связываются с нами и просят лично поздравить с днем рождения. Также мой стилист оказалась ярым любителем гандбола, она пишет после каждой игры, нередко созваниваемся, чтобы просто поболтать, – очень хороший и добрый человек.

– Как Вы относитесь к критике спортсменов со стороны крупных функционеров?

– Критика полезна, если она конструктивная; бывает, даже в комментариях можно увидеть мнение человека, который разбирается в гандболе, и его замечание имеет право на жизнь. Хуже, если критика эмоциональна и направлена не на решение проблем, а скорее на то, чтобы выплеснуть негатив. Тем более все понимают, что в профессиональном спорте случаются как большие победы, так и горестные поражения, а удача или невезение могут сыграть решающую роль. В целом любому человеку больше нужен пряник,нежели кнут, ведь когда не хватает уверенности в собственных силах, тяжело решать серьезные задачи.– Многие посты в Вашем инстаграме сопровождаются комментариями на английском языке. Когда возникло желание выучить иностранный?

– Еще в школе, где его углубленно изучали, но овладеть им тогда я не смог. Уже в зрелом возрасте с помощью репетитора у меня получилось. В команде много легионеров, также мы постоянно выступаем за границей, и нужен универсальный язык, на котором можно без проблем общаться.

– Вы начали заниматься гандболом в 11-м классе, по меркам профессионального спорта это очень поздно. Не задумывались, какого уровня могли бы достичь, попади в нужные руки гораздо раньше?

– Даже не думал, что буду профессионально заниматься гандболом. Собирался окончить школу и пойти учиться на инженера, но счастливый случай и трудолюбие привели меня туда, где сейчас нахожусь. Конечно, задумывался, что, возможно, мне хватает той базы, которая закладывается в спортивной школе, но не стоит переживать из-за упущенных возможностей, лучше смотреть только вперед, а работать здесь и сейчас.

– Волнение перед ответственными матчами может помешать выступить в полную силу. Как настраиваетесь на игру?

– Стараюсь настраиваться на победу, даже в «мертвых» матчах только это и помогает. Каждый спортсмен волнуется перед выходом на поле, и излишнее напряжение порой сказывается на игре. В прошлом сезоне у нас побывала команда психологов из-за рубежа. Они поработали с игроками, тренерским штабом и администрацией клуба. Положительные результаты проделанной работы заметили все, поэтому хочется, чтобы у команды появился штатный психолог.

– Вячеслав, Вас уже относят к старожилам клуба, конечно, в запасе еще как минимум несколько лет, но всё же задумывались о жизни вне спорта?

– Все мысли пока связаны только с гандболом, а главная цель на ближайшие несколько лет – сыграть в финале Лиги чемпионов.

Фото: Слава Журавлевич

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Правовая информация

ООО БИНКЛБАЙ УНП 291432476

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: