Войти с помощью: 
Войти с помощью: 
Пароль будет отправлен вам на e-mail.

Аня любит инди-группы, французское кино и Одри Хепбёрн (да и сама она сложена, как настоящая француженка). И совершенно не жалеет, что не пошла на “ин. яз”. Бинокль пообщался с одним из самых ярких, смелых и перспективных дизайнеров Беларуси – Анной Забелиной. И, наконец-то, нашёл ответ на вопрос: “Аня, почему табуретки?!”


Аня, ты заканчивала ВГТУ. Почему именно Витебск? В Бресте нет альтернативы для человека, желающего обучаться дизайну?

Признаюсь, что когда я решила посвятить себя этой профессии, выбор университета превратился в блуждание в темноте, так как у меня не было знакомых дизайнеров, которые могли бы дать какой-то дельный совет насчёт учебного заведения.

Я безумно хотела уехать, и как-то сама собой всплыла мысль: Санкт-Петербург. Вместе с мамой мы поехали в Питер: были практически во всех университетах, специализирующихся на дизайне, и в итоге остановились на Университете Технологий и дизайна.

Но мне не очень понравилась их школа рисунка и живописи: она несколько отличалась от нашей. Я вдруг поняла, что не смогу себя сломать и перейти в совершенно другую плоскость. Поэтому мне было комфортнее в том амплуа, которое я приобрела в брестской художественной школе.

На встречу с Биноклем”  Аня пришла в пальто собственного производства

А чем, кстати, питерские школы так отличаются от наших?

Там очень сильный рисунок, на который студенты тратят много часов! Для сравнения – у нас рисунку могло уделяться два-три часа в неделю, к сожалению.

В Бресте, кстати, есть преподаватель – Алексей Ильич Жерело. Он – настоящий спец по подготовке поступающих в ВГТУ: сам его заканчивал и прекрасно знает все тонкости преподавания, нюансы витебской школы и то, что необходимо для успешного поступления.

Общение с Алексеем Ильичом, кстати, очень сплотило всех выпускников этой художественной школы – мы стали практически одной большой семьёй.

Не было мысли уехать учиться не в Витебск, а во французский Istituto Marangoni, например?

Очень хотела уехать учиться во Францию – я заканчивала 15 школу, с французским уклоном, поэтому с языком проблем не было. Языковой экзамен я сдала, однако, мне сказали, что я ещё слишком маленькая для поступления (Анне ещё не было 18 – прим. ред.), французы обычно старше, когда заканчивают школу.

Тогда я решила, что достигну совершеннолетия и тогда уже отправлюсь во Францию, став за это время более опытной, более ориентированной. В Витебске после успешной сдачи экзаменов думала, что отучусь лишь два года, но потом всё стало таким интересным, и я поняла, что в Витебске – круто! Поэтому и осталась на последующие пять лет там.

Кстати, в Беларуси есть ещё два ВУЗа по подготовке художников-модельеров: Академия искусств и Институт современных знаний им. Широкова в Минске. В каждом из них своя специфика обучения, но мне нравятся тот опыт и навыки, которые я получила именно в Витебске. Хотя нас и готовили стать производственными дизайнерами, в свободе творчества никогда не ограничивали.

Не было желания попробовать себя в роли фешн-иллюстратора? Ведь база позволяет.

Оговорюсь, что мне безумно нравится рисовать, но это так и не стало моим жизненным приоритетом! Я занималась в художественной школе даже дольше, чем нужно: ходила и в подготовительный класс, и дополнительно занималась. Но художником себя так и не почувствовала.

Да и вообще, иллюстраторы, такой народ: их хлебом не корми, дай карандаш, бумагу – и прямо в троллейбусе могут сесть рисовать. Я немного другая – я сразу побегу в магазин тканей, могу там проводить время часами.

Признаться честно, я не очень люблю рисовать эскизы! Даже когда преподаватель звала других студентов посмотреть нашу коллекцию, то постоянно об этом упоминала: “Ну вот, посмотрите, Аня у нас работает без эскизов.” А я всю коллекцию держу в голове! Это безумно сложно, совершенно неправильно и нормальные люди так не делают. Однако, в период подготовки к показам, я садилась и через силу делала наброски.

Мне почему-то очень тяжело сесть и начать рисовать, хотя безумно этого хочется: поставить перед собой картон, поколдовать над ним кистью, красками. Очень люблю живопись, но не реализм, а скорее модернистские течения 20 века.

Поэтому, кстати, и пришла к своей профессии – в куске ткани я видела, в первую очередь, не холст, а платье, юбку или блузку. А с помощью художественного восприятия я смогла наладить своеобразный диалог с тканью, к которой я отношусь очень строго: мне очень важны тактильные ощущения. Если палец, например, не преет при прикосновении, то ткань хорошая, если буквально чуть-чуть скользит по поверхности – никогда не беру.

Синтетику на дух не переношу и совсем не использую. Я – преданная сторонница дорогих, качественных тканей. Вплоть до того, что если появляются лишние деньги – лучше куплю метр шёлка, а не новые туфли или сумочку.

Многие интересуются, почему именно “табуреточный” принт преобладает в твоей коллекции? Как родился подобный сюжет? Или это дань уважения фовизму и Анри Матиссу? Мне, по крайней мере, в голову приходит именно он.

Конечно – Матисс, хотя мы и “залили в одну кадку” не только его, но и импрессиониста Ван Гога.
Стулья, кстати, возникли довольно спонтанно: их я нашла в какой-то группе с иллюстрациями, сохранила картинку. И всё это время усиленно размышляла над идеей своей коллекции.

И что-то мне вдруг так сильно захотелось пошить комбинезон со стульями, что 13 часов, наверное, листала стену паблика, чтобы добраться до этих стульев и найти автора картинки: им стала иллюстратор Евгения Прохоренко из Киева. Ей понравились все мои идеи, мы стали сотрудничать и стулья воплотились на комбинезоне, пальто, платьях и юбках.

Надо сказать, что когда мы проходили историю искусств, мой преподаватель сказал одну фразу: “Дизайн – совмещение несовместимого”. И эти слова настолько въелись мне в голову, что, кажется, стали основной концепцией моего бренда, вызвали желание совместить что-то “из ряда вон” и создать вещи, не вписывающиеся в рамки понимания.

И, как выяснилось после победы коллекции на Мельнице Моды и моей поездки на Ukranian Fashion Week в Киев, я попала в тренд – подобный дизайн популярен уже третий год и только набирает обороты.

Иногда возникает чувство, что я немного застопорилась на одном месте – хочется чего-то нового. Я делала и другие коллекции, дипломные, не связанные со стульями. Понемногу иду вперёд и обращаю внимание, что люди, сперва настороженно относившиеся к ярким набивкам на моих пальто, начинают интересоваться.

Кстати, спустя полгода после вышеупомянутых стульев и аппликаций, Dolce&Gabbana выпустили коллекцию осень/зима 15-16 с изображением детских рисунков. Так я поняла, что двигаюсь в правильном направлении.

Насчёт Киева. Расскажи, как тебя встречали на UFW?

Лучше, чем где бы то ни было! Возможно, это тоже немного повлияло на мою огромную любовь к этому замечательному городу. Что касается архитектуры, выставок, сферы услуг и отдыха – в Киеве всё с изюминкой и на высшем уровне! Тот же украинский Fashion Week кардинально отличается от нашего белорусского высочайшим уровнем организации.

А получалось урвать свою толику вдохновения на UFW?

Разумеется! Причём, не только вдохновения, но и мотивации! Стоит сказать, что сейчас украинским дизайнерам дали очень большой толчок – это и регулярные мероприятия, и возможность поездок в Лондон на неделю моды, и очень подробное освещение всех событий и новостей в fashion-ориентированных СМИ, которых на Украине множество. Я посмотрела все показы и могу сказать, что UFW порадовал и крутыми дизайнерами, и интересными моделями. Очень много ребят стабильно участвуют из года в год. Всё очень просто: есть потенциал – ты его используешь.

Аня, вот у меня лично при просмотре твоих работ возникает стойкая ассоциация с Comme Des Garçons. Есть ли дизайнеры, работы которых тебя вдохновляют?

Comme Des Garçons как раз одни из любимых! Ещё очень нравится антверпенский дизайнер Walter Van Beirendonck: он создаёт мужские коллекции, безумно необычные – настоящее фрик-шоу.

Я понимаю, что тоже иногда создаю фриковые вещи, но ничего не могу с собой поделать. Иногда даже не задумываюсь о том, кто такое будет носить. В любом случае, я и сама нередко выгуливаю свои наряды.

Очень часто говорят, что мои вещи не для Беларуси. Хотя мы отшили целую размерную сетку юбок: от 38 до 54 размеров в разных цветах и с новыми аппликациями. Я была в восторге, что они всем так понравились. Правда, иногда у людей возникает вопрос: “А куда такие юбки носить вообще?”

Как это куда?! На кофе выйти, в крайнем случае – в космос полететь.

Вот, кстати, вытекающий вопрос. Беларуский дизайнер Янж Недвецкий, который очень известен за рубежом, но о котором у нас практически никто не слышал, как-то сказал в одном интервью, что реализация творческого потенциала дизайнера в Беларуси – безумно сложный процесс. Как бороться с беларуским нежеланием одеваться необычно, ярко?

Нужно начинать с малого, позволить людям привыкнуть к новому. Я знаю, что в Минске есть своя тусовка, в которой люди одеваются так, как хотят, совершенно не думая о мнении окружающих. Просто у нас довольно большое количество людей “старой закалки”, которым тяжело перестроиться на новый лад. Влияют стандарты жизни и поведения, под которые загоняют людей, чёткие рамки “что-как-почему”.

Повлияло ли то, что я работаю в Беларуси? Разумеется! Я тут родилась, но тем не менее, я сражаюсь, борюсь, пытаюсь донести свои идеи до тех, кому интересно слушать.
Как-то на лекции нам рассказали, что в Италии даже в метро крутят показы мод. И не ради того, чтобы выпестовать очередное поколение потребителей. Люди с самого детства впитывают прекрасное, вкус формирует не только семья, но и окружающая действительность (итальянские мужчины считаются одними из самых стильно одетых в мире – прим.ред.).

Какие города ты можешь назвать “своими”?

Мне очень понравился Страсбург. Про Париж я, разумеется, молчу. Не скажу, что я объездила весь мир. Последние города, в которых я побывала: Санкт-Петербург, Киев, Москва, и, конечно, Минск. А сравнить три столицы практически невозможно – настолько они разные. Каждый город словно создан для чего-то конкретного. Скажу так: для меня Москва – для работы, Минск – отдохнуть, увидеть родных друзей, ну а Киев – для души.

Кстати, насчёт Минска. У твоей коллекции получилось завоевать столицу?

В этом сезоне один из минских магазинов заметил мой свитер из дипломной коллекции и пригласил к сотрудничеству. Мы выполнили их в зелёном, сером, бордовом и синем цветах в количестве более 15 единиц. Все модницы столицы и ближнего зарубежья сразу встали в очередь на свитер с «бомбошками». Никто не ожидал, что мы сможем так сильно понравиться – это было круто и очень приятно.

Тот самый свитер c “бомбошками”

Вопрос, волнующий читающих нас мужчин и меня лично: мужская коллекция. Быть или не быть?

Однозначно – быть! Я давно и серьёзно над этим думаю, к тому же поступает довольно много предложений и вопросов по этой теме. Но у меня такой подход, фриково-инфантильный, поэтому я пока боюсь одевать в свою одежду мужчин. Решила начать с малого – с рубашек. Хочу к маю запустить небольшую коллекцию с авторским рисунком. Причём, принты будут как совершенно неординарные, так и спокойные – для тех, кто не так смел.

Что насчёт пальто и плащей?

На сегодняшний момент, ещё не все идеи успела реализовать в женских коллекциях, поэтому банально не хватает времени охватить такой широкий пласт, как мужская верхняя одежда. Плюс, к конструкции необходимо подходить очень основательно и щепетильно: мужские вещи шить намного сложнее.

А если мужчина точно знает чего хочет? Возьмёшься выполнить работу в штучном экземпляре?

У меня был такой случай. Мне написал мальчик из Варшавы: очень ему понравилось моё пальто с табуретами, хочу, говорит, такое же, но в мужском варианте. А я такой человек, который не может сказать «нет»: загораюсь энтузиазмом, идеей и всегда соглашаюсь на эксперименты. Но в результате, у молодого человека возникли непредвиденные обстоятельства и заказ не состоялся – мужское пальто с табуретами так и осталось в рамках идеи.

Cейчас у тебя довольно большой объём работы. Ты справляешься со всем в одиночку, или кто-то помогает?

Небольшое предисловие: когда училась в университете, неотъемлемым процессом была производственная практика. Мы ездили на предприятие торговой марки «Burvin», где стажировались, делали свои небольшие коллекции. За всё время, проведённое в экспериментальном цеху, мы столкнулись с производством непосредственно, приобрели довольно большой опыт и узнали, как это всё устроено.

Раньше я всё делала сама: лекала, раскрой, набивки на пальто. Сейчас пытаюсь часть обязанностей делегировать: спрос растёт, и самостоятельно ничего не успеваю сделать. Очень хочется собственное ателье, где можно собрать всю команду и рассмотреть какие-то важные моменты.

У каждого творческого человека случаются моменты, когда муза куда-то вдруг подевалась. Как стараешься с этим бороться?

Пытаюсь куда-то рвануть. Меня спасают новые города, впечатления, эмоции. Я – лёгкая на подъём. Мне говорят: “Аня, приезжай в Киев на FW!” – я покупаю билеты и еду в Киев. Конечно, в спонтанности не последней является и финансовая сторона вопроса. Киев-Киевом, а вот если скажут: “Аня, поехали в Милан” – тут уж лучше купить билеты заранее. К слову, очень люблю города с насыщенным, бешеным ритмом жизни.

И как ты выдерживаешь такой ритм?

Пока что легко и с удовольствием. Однако, смогу судить об этом более тонко, когда поживу в городе с таким ритмом долгое время. С удовольствием окончила бы магистратуру в Европе, а ещё лучше – поработала бы в каком-то крупном Модном Доме. Ведь там можно получить опыт, который даст куда больше, чем любая магистратура. И после получения которого может случиться так, что магистратура и не понадобится.

Как я понимаю, следующий шаг после стажировки в Доме Моды – полное становление твоего бренда ZABELINA, формирование команды и выход на мировую арену?

Собрать большую команду профессионалов – это, конечно, круто, но ведь ей нужно управлять, поддерживать на уровне. На это у меня пока что недостаточно опыта и сил.
Для меня всегда важную роль играла эксклюзивность модели, но если в условиях нашего рынка её никто не может купить, значит нужно придумать, как сделать вещь более доступной, либо поменять рынок. Беларусам одежда нравится, но многие просто не могут себе её позволить.

Кто первое время был лицом коллекции? Ты сама исполняла роль модели, или задействовала подруг?

Я исполняла роль модели лишь однажды, тогда мне самой очень хотелось новых кадров. Но сейчас я выступаю только в роли манекенщицы: на меня делаются все примерки и шьются макеты – это очень удобно. Однако, нередко моделью приходится быть в повседневной жизни, ведь людям нравится мода от первого лица. Неважно, как прекрасно девушка-модель выглядит в твоём пальто на фото в инстаграм. Другое дело, когда ты сама носишь это пальто и провоцируешь людей на ту или иную реакцию.

Аня, и напоследок. Расскажи, что бы ты могла посоветовать тем, кто только начинает пробовать себя в дизайнерском ремесле?

Нужно не бояться пробовать, экспериментировать, верить в то, что ты делаешь, к чему душа лежит. Лучше всего, не обращать внимание на сформировавшиеся стереотипы, а оставаться собой, оставаться ребёнком и учиться, хвататься за любую возможность получить опыт. В нашем деле  – это самое главное!

Фото – Роман Чмель.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Правовая информация

ООО БИНКЛБАЙ УНП 291432476

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: