Войти с помощью: 
Войти с помощью: 
Пароль будет отправлен вам на e-mail.

Весть об открытии первого в Бресте скалодрома на трудность привела в восторг не только заждавшихся профессионалов, но и интересующихся разной степени вовлеченности. По горячим следам побеседовали с главным идейным вдохновителем «Вершины» Никитой Дедюшко о пути наверх.

Покорять вершины

Скалолазание – это увлечение с самых малых лет. Родители хотели видеть во мне медика, но я не потянул их мечту по баллам. Пришлось поступить в Витебскую ветеринарную академию. Первое, что я сделал после поступления, – начал поиски альпинистского клуба. Там я и познакомился со своим первым тренером – Ядевичем Иосифом Робертовичем. После первых сборов в горах я понял, что единственное мое желание – покорять вершины (улыбается).

Мои первые горы – горы Кавказа. Помню, что сначала я купил билеты и подготовил все необходимое, и только после этого рассказал маме о своих планах. Она была в шоке: «Там же талибы!». Заверил ее, что мы  пойдем с другой стороны, а если вдруг что-то случится – Путин прикроет (смеется). Смех смехом, но в тот момент я понимал: если сейчас поддамся на крокодильи слезы – гор не будет. Теперь мою жизнь можно условно поделить на два этапа – до гор и после. Второй «разветвился» еще больше: до скалодрома и дальше.

Дело всей жизни

В 2014 году я окончил ветеринарную академию, распределился в Брест – два года работал на госпредприятии заведующим центром селекции и биотехнологии по трансплантации эмбрионов. Но особого удовольствия от процесса я не получал. В то время я еще не задумывался над созданием скалодрома, хотя скалолазание давно переросло формат досуга – просто я не размышлял над этим вопросом в коммерческих категориях. Многие пытались искать помощи у государства, но, как видишь, ни одна попытка не увенчалась успехом.

В январе этого года я вернулся из поездки по скалам Крыма и понял, что хочу развиваться дальше как спортсмен. Только вот развиваться было негде. Вопрос об открытии скалодрома в Бресте назревал уже давно. Что делать? Создавать возможности самому. Отыскал единомышленника с такими же горящими глазами, начал прощупывать почву. Все вокруг говорили, что ничего не «выгорит».

Обозначилось много негативных моментов: большие финансовые затраты и отсутствие подходящего помещения. Однако в какой-то момент мои призывы дошли до облисполкома, а именно – до Глушени Николая Николаевича. Он сказал мне: «Чего ты по школам шляться будешь? Давай в манеж». Наверное, это был один из самых решающих моментов.

Препятствия

Советы государственных чиновников никогда не переходили дружеских границ  – поддержки как таковой попросту не было. Пробовали стучаться, но в ответ получали только традиционное и достаточно культурное «денег в бюджете нет, держитесь, ребята». Манеж поначалу отнесся к нам скептически – мол, щеглы какие-то, откуда они деньги возьмут? А когда все составляющие были готовы  к установке, администрация принялась гонять нас по инстанциям: видимо, боялись чего-то.

Но потом пришло официальное письмо из Министерства Архитектуры и Строительства за подписью замминистра, где было четко сказано, что все хорошо и ничего опасаться не нужно (с ссылками на законодательные нормы, разумеется). Все наши «терки» оставались исключительно на юридическом уровне – обычная бюрократия. После министерского письма приступили к монтажу конструкций, закончили за полтора месяца. Еще до открытия к нам приезжал аккредитованный эксперт из центра испытаний строительной продукции. Его вердикт:  «Скорее сам Манеж сложится, чем ваша конструкция».

Альтруистическая позиция

В поисках финансирования я обошел практически все банки Бреста и везде получал отказ. Одним счастливым днем я отправился в «Белагро» — меня наконец услышали. Ведь по статистике Брестская область – в списке лидирующих по спортивной части. «Белагро» дал мне самый лайтовый вариант кредита на максимальную сумму, которую позволяла моя ситуация. Настороженность проявил только отдел безопасности – опять же, по причине возраста (Никите – 25 лет ). Но мы смогли убедить сомневавшихся, что Бресту это действительно нужно.

Я не оканчивал никаких бизнес-курсов, вся документальная база бизнес-плана создавалась по наитию. Готовых беларуских примеров перед глазами тоже не было, ведь проект не типовой. Разумеется, кредитных денег нам не хватило – пришлось вкладывать свои. Не стану распространяться о суммах, но если говорить о соотношении – 70% личных средств и 30% банковских. Это серьезные вложения – чисто теоретически мы с Сашей (партнер Никиты) могли бы купить на эти деньги несколько квартир и жить дальше по классическому сценарию. Но мы не ищем легких путей, квартиры – это не наш жизненный приоритет (смеется).

Я бы сказал, что оплату за занятия мы берем вынужденно – рассчитывать на госбюджет не приходится, а банку ведь не объяснишь, что брать деньги с детей и знакомых спортсменов тяжело. Но, несмотря на вынужденную коммерцию, мы придерживаемся собственного вектора, стараемся воплощать первоначальную цель – развитие спортивного скалолазания в Бресте, прививание любви к вертикальному спорту. Ни о каком заработке речи быть не может. Фактически мы выживаем, не более. Такая вот альтруистическая позиция — мы не ставим задачу «заколотить бабки».

Отсутствие альтернатив

В Бресте практически нет адекватных площадок. Всех новичков отправляют «на Волынку» — это альма-матер местного скалолазания. Но, к сожалению, это далеко не самый лучший вариант. Это место продолжает оставаться максимально небезопасным не только для детей, но и для взрослых: там очень много стекла и мусора, легко пораниться. Да и сам форт постепенно начинает разрушаться под давлением природы и времени. Не стоит забывать о сезонности и отдаленности «Волынки».

Рабочий процесс

Мы работаем чуть больше двух недель, пока еще рано говорить о каких-то результатах. Но могу сказать точно: ближайшие выходные забиты очень плотно. Количеством посетителей мы довольны. Мы были уверены, что люди придут, – и не прогадали. Самый важный момент в этом контексте – рекомендации друзей и знакомых, ведь в рекламу мы почти не вкладывались. Одно дело – текст прочитать, но совершенно другое – когда перед твоими глазами встает пример не испугавшегося знакомого человека. Стабильно вести группы в соцсетях пока не получается: мы работаем практически без выходных, по 14 часов в сутки.

Эксклюзив

Мы стараемся держать марку. По сравнению с другими скалодромами в Беларуси наш укомплектован самым качественным и дорогим снаряжением из всех возможных вариантов мировых брендов. Многие предпочитают экономить на этом, но мы ведь не для этого здесь собрались (улыбается). Мы педанты, и отдаем себе отчет в том, что все эти вещи действительно необходимы. Сэкономишь на снаряжении – потеряешь в качестве, комфорте и безопасности.

В Беларуси нет такого шаблонного предприятия, примером которого можно было бы воспользоваться. Нет проторенной тропы, по которой можно было бы пройти без препятствий. Я уверен: если кто-нибудь вдруг захочет открыть еще один скалодром в Бресте, в качестве примера возьмут наш. Других вариантов нет.

Сначала – домашка, потом – скалодром

Конечно, мы рады видеть всех и каждого, но основной упор делаем на развитие детского спорта. Я очень доволен тем, что родители приводят своих детей на занятия. Перед самым открытием мы провели предварительную запись на секцию. 90% записавшихся пришли на открытие, 75% из них — остались. Это достаточно неплохой показатель. Некоторые родители ставят детям ультиматум: пока домашнюю работу не сделаешь, на скалодром не пойдешь.

Мы составляем «досье» на каждого ребенка – что получается, что не очень. Некоторые дети хотят, но не могут, другие – наоборот. Но есть и те, кто хочет и лезет: все эти нюансы выявляются в процессе, мы стараемся работать с каждым ребенком индивидуально  – никому не отказываем, пытаемся тянуть всех. Скоро начнем готовить наших воспитанников к соревнованиям. Мы уверены, у нас получится дать скалолазную жизнь хотя бы нескольким судьбам – интересную, активную и энергичную. В Бресте скрывается колоссальный потенциал.

Конкретные планы

Самый большой скалодром на трудность в Беларуси – это не конечная точка, а только начало пути. Мы будем расширяться, у нас уже есть вполне конкретные планы. Уже в нашем распоряжении — самый большой передвижной скалодром в Беларуси. Еще одна мечта, постепенно перерастающая в цель, – скалолазный центр, где есть все: скорость, трудность и «боулдеринг» (невысокие, но сложные трассы с минимальным количеством зацепов и специальными матами, которые называются «крэш пэд»). Если получится – мы станем первым полноценным центром в Беларуси. Такого еще не было.

Могу сказать, что скалолазание стало для меня делом всей жизни: все свое время я занимаюсь его развитием. Но скалодром – это только тренажер. В ближайшее время мы планируем выезжать на скалы и в большие горы, организовывать там сборы – наша деятельность не будет ограничиваться рамками этого зала. По существу, скалодром – это теория. А теория должна переходить в практику.

Фотографии — Роман Чмель

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Правовая информация

ООО БИНКЛБАЙ УНП 291432476

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: