Войти с помощью: 
Войти с помощью: 
Пароль будет отправлен вам на e-mail.

С момента своего становления и до сей поры Соединенные Штаты Америки были и остаются меккой для странствующих, ищущих и обретающих если не пресловутую американскую мечту, то – как минимум – комфорт и благополучие. Совместно с языковой школой Streamline продолжаем знакомить читателей с историями людей, не побоявшихся покинуть родные голубоокие пенаты. В объективе Бинокля” – Александр Кищенко, пять лет назад перебравшийся в Бостон.


Я родился в хорошей семье, полной любви и уважения. В то время мой отец занимал высокий пост в системе городской вертикали, а мать была достаточно известным в городе врачом. Коротко говоря, мое взросление происходило в тепличных условиях (улыбается). В 2006 году я поступил в медицинский университет на лечебный факультет, где провел потрясающие годы. Все это время я постоянно путешествовал. Маршруты стандартные – РФ и ЕС. В 2008 году побывал в США по программе «Work and Travel», а в 2011 цепь случайностей привела меня в Америку уже на ПМЖ. Если честно, я никогда не задавался целью эмигрировать, но процесс акклиматизации прошел довольно быстро, да и мой английский оказался не таким уж плохим.

Мне легко удалось найти первую работу: я подрядился делать смузи в ресторане знаменитого магазина BLOOMINGDALE’S (вспомните сериал «Друзья» — Рэйчел работала именно там, а в одном из эпизодов «Секса в большом городе» Саманта пошла на свидание с мужчиной низкого роста, купившего свой пиджак в отделе BOY’s (смеется)). В Массачусетсе достаточно просто устроиться на работу низкого уровня. На баре я проработал пару недель: это занятие надоело мне очень быстро. Мой менеджер (выглядевший, кстати, как классический «сосед дядя Вася» (он оказался сербом)) повысил меня до официанта – 5 месяцев я сервировал столы.

Это время не прошло даром: каждый день я знакомился с новыми людьми из руководства корпорации, что оказалось достаточно просто, ведь американцы – жутко общительные люди. Чуть позже мне предложили вакансию продавца, потом – специалиста по продажам. Вскоре я стал менеджером отдела, а весь карьерный путь занял едва ли 2 года (секрет успеха – открытость, честность и желание работать).

Это было действительно крутое время. Обычный рабочий день начинался в 9.30, включал в себя фэшн-шоу, ознакомление с новыми тенденциями, постоянные кофе-брейки с пирожными. Затем – встреча с клиентами и организация шопинга. Периодически мы выезжали на Fashion Week в Нью-Йорк – там мы общались с дизайнерами и знакомились с байерами (ребята, которые заказывают одежду в домах мод, а после продают ее в топовых магазинах).

В какой-то момент я понял, что существенно возросшие цифры дохода могут поставить под угрозу мою бесплатную медицинскую страховку. Кроме того, я не особый любитель индустрии красоты, поэтому решился перейти на парт-тайм – частичную занятость, предусматривающую только 20 рабочих часов в неделю. «Урезанной» зарплаты хватало на оплату аренды квартиры, небольшие путешествия и тусовки, а переход на новый график позволил мне заняться осуществлением своей мечты – переводом в американский медицинский университет. Это задача оказалась посильной — я поступил в St. George Medical School.

Типичного американца просто не существует. Это страна эмигрантов, разносторонняя и многогранная, как целый мир. При первой встрече практически невозможно определить психотип американца, дать оценку его мыслям и чувствам – все эти люди происходят из совершенно разных культурных сред. Сложно определить, чем американцы отличаются от беларусов, но могу сказать точно – восточные европейцы по большему счету ничем не отличаются от своих западных соседей. Удивительно, что политикам до сих пор удается рассказывать истории о принципиальном отличии беларуса от условного португальца.

Звучит странно, правда? Но только в Америке я обнаружил, что мы, европейцы, думаем одинаково, понимаем шутки друг друга. Мы любим литературу и чувствуем жизнь, европейские мамы как никакие другие заботятся о своих детях. Мы долго раскачиваемся и медленно входим в рабочий ритм, обожаем майские праздники и отпуска длиною в месяц. Американцы же – очень спортивная нация. Они быстро думают, очень много работают, литрами пьют кофе и души не чают в собственном специфическом юморе (мы называем его «туалетным»).

Американцы знают Беларусь – до сих пор не перестаю удивляться этому факту. Вот вы, например, сможете с ходу назвать столицу Черногории? Я, как оказалось, нет. А граждане США в курсе, что главный город нашей страны – Минск. Тут даже есть памятник Тадеушу Костюшко! Я не вижу большой разницы между беларуским и американским менталитетами, но все же она есть. Беларусы добрые, открытые, порядочные и трудолюбивые, хорошо образованные и стремящиеся к новому люди. Только вот отчего-то  — здесь я выражусь метафорически – сидят словно связанные, пока время проходит мимо, вместо того, чтобы пойти на дискотеку жизни и зажигать с другими клевыми ребятами.

Я верю в Беларусь, в наш интеллектуальный потенциал. У меня много друзей, окончивших университеты из ассоциации Лиги Плюща, но я никогда не чувствовал себя слабее интеллектуально.

Эмигрант в Штатах – это полноправный член общества. Особенно остро это ощущается в контексте последних событий, а именно – в контексте обещания Трампа выдворить всех нелегальных мигрантов. Тысячи людей вышли на улицы с плакатами «Эмигранты, добро пожаловать!». В то время многие друзья-американцы звонили мне и интересовались, не нужна ли мне помощь и поддержка. В правовом отношении эмигрант ничем не отличается от коренного американца – доступ к медицинским и социальным услугам такой же, как и у рядового гражданина США.

В Бостоне очень много русскоязычных, но поражает другое – большое количество  русскоговорящих американцев. Мой друг Николас любит русскую культуру и в свое время учился в Москве по программе обмена, был влюблен в русскую девушку. Мои клиенты, пожилая американская пара, в 70-х годах прошлого века работали преподавателями в одном из российских университетов. Предки одного из самых известных бостонских журналистов, Джона Сорофф, эмигрировали в США во время революции. Их потомки продолжают чтить русские традиции, сохраняя русскую речь, любовь к черной икре и шампанскому Abrau Durso.

«Boston – strong» – это главный слоган города. Бостон для меня – пример развития и прогресса. По городским улицам ездят роботы-охранники, развозчик тележек в Logan Airport – тоже робот. В конце концов, тут есть Massachusetts Institute of Technology и Harvard! Почему я говорю об этом? В этом городе родились идеи, которые вдохновляют меня и помогают верить в человечество.

В Бостоне появилась Конституция США, основанная на позициях пуританской религии. Бостон доблестно сражался с Англией в войне за независимость, а идеи свержения рабовладельческого строя окрепли именно в этом городе. Бостон всегда считался центром интеллектуального авангарда. И сегодня этот город продолжает шагать навстречу цивилизованности, легализуя однополые браки и марихуану, изо дня в день отстаивая идеи гуманизма и признавая себя городом-убежищем, говорящим президенту Трампу «Нет!». Это город, с которого начиналась Америка, и город, который ведет ее вперед.

В американском обществе нет дискриминации – все люди равны. Но иногда возникают вопросы. Год назад состоялась премьера нового бродвейского шоу “Natasha, Pierre & the Great Comet of 1812”. Это рассказ о любви Наташи Ростовой и Пьера Безухова, поставленный по мотивам романа Льва Толстого «Война и мир». Роль Наташи исполняла афроамериканская актриса Дэни Бентон, Пьера Безухова играл знаменитый Джош Горбан. Так случилось, что в какой-то момент Джош ушел из труппы и продюсеры шоу нашли на его место замечательного афроамериканского парня.

Вот только публика «не пошла» — для того, чтобы постановка не осталась незамеченной среди огней Бродвея, главных героев должны играть звезды. Постановщики отыскали белого статусного актера, а Пьер-афроамериканец подал в суд иск на своих бывших работодателей – за дискриминацию по расовому признаку. Скандал, шоу закрывается, вся труппа остается без работы. Это тот самый пример, когда мораль улиц управляет ситуацией.

Однажды моя хорошая знакомая-афроамериканка сказала мне: «Алекс, не обобщай, мир совершенно разный. Не суди его своими мерками». Америка – разная для всех и каждого, ее невозможно классифицировать. Сказанное выше основано на моем опыте и только. Такой мне представилась Мисс Либерти за пять лет знакомства. Америка – это уникальная страна, каждый житель которой привез с собой свои правду, идеи, цвет кожи, разрез глаз, религию и, в конце концов, надежду на лучшую жизнь. Но это лучшее приходит только тогда, когда наступает понимание важности уважения и принятия другого рода мышления, образа жизни и внешнего вида.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Правовая информация

ООО БИНКЛБАЙ УНП 291432476

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: