Войти с помощью: 
Войти с помощью: 
Пароль будет отправлен вам на e-mail.

Брест vs США: кайфы и боли преподавательской доли

Только ленивый не пинал современное высшее образование за его неактуальность и механический подход к передаче знаний. Но за кем правда? Мы встретились с преподавателями из параллельных миров – брестского иняза и американского факультета литературы — и расспросили их об одинаковом и вечном.


Катя Романюк – выпускница факультета иностранных языков нашего БрГУ, преподает там же немецкий язык во всех его проявлениях — от страноведения до семиотики. Дима Цапков имеет за спиной две степени бакалавра, работает на собственной диссертации по философии и преподает у американских студентов в Миннеаполисе.

Осторожно, двери открываются

Катя

Я вернулась после магистратуры и стажировки в Германии и Австрии, думала, буду нарасхват со своим уровнем. Но мало того, что у нас почти не востребован немецкий язык, так замужним и молодым невозможно устроиться – опасаются декрета. Пришлось научиться говорить то, что хотят услышать «Сначала – карьера, потом – дети».

Устроилась в логистику, 2 раза за месяц позвонила за границу. Это катастрофа в языковом плане, так уровень не удержать. Какое-то время потом работала удаленно, но перевозки – это нервы, авралы, крики матом. Такие штуки оказались не для меня.

Написала в университет, там меня знают, ответили, чтоб приходила. Но лишь на один учебный год — в штат новеньких не берут, только на контракт. Обучение сократилось до 4 лет, учебные часы уменьшились, все держатся за свои ставки. Перед каждым сентябрем я не знаю, позовут ли меня снова. Текучки нет, работают преподаватели, которые вели еще у меня, никто новый не приходит. В университет особо не хотят идти преподавать – всё же уровень надо иметь, а отличников, кто выпустился – не заманишь, все ищут места поприбыльнее.

Дима

Когда я учился в Клайпеде на бизнес-администрировании, был там преподаватель философии, который во мне зажег интерес к науке. После получения бакалавра искал в Беларуси работу и чуть не попал в British American Tobaco. Пообщался с менеджерами, узнал, что расти некуда, могут отправить в Россию, и меня от этой идеи тоска накрыла.

Я подался на учебную программу в Берлине, остался там получать еще одну степень бакалавра – в этот раз философии. После бакалавра в Германии подавался на кучу докторских программ, потратил около 700 евро на тесты и взносы, а меня никуда не взяли.

Год перекантовался в Эстонии – подался там на магистратуру по философии. Уже находясь там, снова подал документы на докторскую работу, и меня взяли в University of Minnessota, штат Миннеаполис. Это огромный университет, почти мини-город, со своей полицией и автобусами. Я знал, что в рамках получения докторской степени буду преподавать, но не ожидал, что это мне понравится. Со мной заключили контракт на 5 лет с гарантией трудоустройства на это время. Есть люди, которые уже 9 лет в таком положении — пишут диссертацию и работают. За двери никого не выпихивают.

Учебный процесс

Катя

Нравится преподавать студентам – есть очень мотивированные и заинтересованные. Стараюсь им помочь с возможностью куда-нибудь съездить, попрактиковать язык, посмотреть мир. Мы в свое время толком ничего не знали про стажировки, программы обмена. Я уделяю этому время на занятиях, делюсь информацией, помогаю с мотивационными письмами и другими моментами. Оказывается, всем это интересно — ко мне подходят, спрашивают, пробуют. Если не рассказывать – знать никто не будет, студенты не всегда в курсе, где искать.

Все, что остается нераспределенным из учебной нагрузки в начале года, скидывают на меня. Так я каждый год веду новый предмет. С одной стороны тяжело, потому что нужно нарабатывать материал. С другой, это крепко держит в тонусе, заставляет искать и обновлять свой курс, а не выдавать темы по накатанной. Постоянно штудирую всё немецкое: журналы, книги, сериалы, обучающие фильмы. Практика, практика, практика — и всё равно найдутся закутки, которые будут новыми для меня.

Нравится вести занятия расслабленно, находясь взглядом на одном уровне с ребятами, а не за кафедрой. Не выстраиваю намеренно дистанций и барьеров между нами. Важно, чтобы они прониклись предметом, а не моей важностью.

Дима

Мой предмет называется очень пространно – «Теория и практика литературы». Но то, чем ты наполнишь курс – решаешь сам. У меня была идея о том, что всё можно читать как литературу – от академических изданий до надписей в туалетах. Мы разбирали разные способы читать литературу, обсуждали тексты, писали работы.

В конце семестра люди заполняют что-то наподобие отзыва о курсе. Я попытался обсудить с людьми свои идеи с разных сторон. Ко всем не пробьешься, но пару человек раскрываются. Образование превратилось в монотонное заучивание ответов, и студентам немного срывает крышу, когда нет определенного правильного ответа. Просишь написать, о чем он думает, и его клинит.

Меня интересует философия, и я преподаю через нее. Миром правит идея специализации: популярны не гуманитарные профессии, а экономисты, программисты. Чем больше ты гуманитарен, тем менее ты специализируешься. Люди не понимают, почему важно читать литературу, знать вещи, которые вроде бы не касаются твоей работы. Мы живем во время глобальной экономики, видим, что доход — это главное и, естественно, забываем о чем-то для души. Все задают вопрос «зачем мне это нужно», «принесет ли это дополнительный доход»? Помните, как в школе – «а мне это пригодится»? Мне кажется, человек немного сложнее, чем просто кусок мяса, который ходит на работу. Вместо того, чтоб объяснять, что литература и культура — это «ого-го-го!», лучше показать, что можно ощутить через ту же книгу. Как показать? Надо разговаривать с людьми, обсуждать, не поучать.

Ложка дегтя

Катя

Мои заграничные образовательные вылазки при устройстве не котировались, их даже никуда не вносили. Научная работа совсем не такая как в Германии. Там мы основывались на эмпирических исследованиях и теоретической части. Здесь же наука состоит в переписывании бумажек, которые кто-то уже написал. Мне как преподавателю нужно выдавать в год минимум 2 публикации. Статьи, что мы пишем, никто не читает. Это круговорот конференций, сборников, изданий. Люди сталкиваются с тем, что начинают писать докторскую работу, а за это время тема становится не актуальной. В Германии совсем другой подход, там это читалось и читается до сих пор. В своей работе там я провела 13 интервью с иностранцами, потом анализировала и сопоставляла их высказывания, язык.

Кстати, до сих пор следят за внешним видом — какой-то пережиток прошлого. В Европе  с этим нет проблем, а у нас даже зауженные джинсы с рубашкой могут стать проблемой. Я столкнулась с тем, что это обсуждают – даже студентов, и, как бы через студентов, обсуждают и меня. Я ведь выгляжу так же как они. Помню эту проблему еще с практики в школе: и смешно, и грустно. Уже чувствую, как накладывается отпечаток работы — одеваясь на улицу, фильтрую одежду. Есть вещи, которые я не могу сделать как преподаватель, потому что якобы несу какую-то миссию. Хотя, мне кажется, наоборот, преподаватель должен быть максимально пластичен, а не ограничен рамками.

Дима
В Штатах, кроме харизмы преподавателя и умения держать зал, присутствует градация уважения к преподавателю по другим «признакам». На вершине пирамиды — белый мужчина американец, далее — белая американка, ниже — белый мужчина иностранец по типу меня, и так далее. Конечно, мне приходилось чувствовать, что я иностранец, учитывая, что американцы, с идеологической точки зрения, уверены, что они лучшие в мире. Но ко мне приходят учиться люди, которые говорят и пишут хуже, чем я, иностранец. Тогда им и приходится не обращать внимание на мой акцент. Но, если б я был иностранцем другого пола или цвета кожи, думаю, у меня был бы другой experience (опыт). От преподавателей-женщин слышу регулярно, что есть к ним притязания, и одеваться им рекомендуется построже, а от нас, мужчин, ничего такого не требуется.

Зарплата

Катя

В среднем зарплата – 300рублей. Ну, бывают премии или материальная помощь – 30-50-100 рублей. Заработать больше – нереально. За ученые степени дается прибавка к зарплате, за мои – нет. Общалась с коллегой из другого города, узнала, что аспирантура прибавляет к зарплате 30 рублей. Также учитывается, вероятно, стаж, штатник ты или контрактник, должность. Но мой порог без дополнительных плюшек не перепрыгнуть, а все эти дополнения не факт, что повысят  эффективность занятий. Административная тема — возглавлять у нас кафедру или быть замдекана —  далека от преподавания, это не обучение уже совсем, а сервис и менеджмент. Мне это не интересно, несмотря на то, что таким образом можно прибавить к зарплате. Идеальный вариант: когда муж зарабатывает и можно позволить себе работу для души.

Преподаватели подрабатывают, это испокон веков. Кто репетиторством, я с переводами помогаю. Или иногда на немецкоязычной территории люди попадают в какие-то ситуации, например, недавно знакомый попал там в тюрьму – нужно было связываться, разговаривать, разбираться. Это интересно, да и люди потом отблагодарили.

Дима

Зарплата в месяц получается 1800 долларов, больше легально заработать не могу и не имею права (есть ограничения по визе). Американцы получают такую же ставку, но могут работать больше учебных часов. Из этих денег платится взнос в университет – это 3000 долларов в год. Аренда жилья забирает 450 дол в месяц — я живу в доме с тремя другими людьми. В финансах чувствую себя достаточно скованно, но на всё необходимое хватает: платежи, жилье, еда, бары, новый компьютер и билет домой. Отселиться в отдельное жилье пока не могу себе позволить, не имею машины, продукты покупаю в дешевой сети. Также университет оплачивает мою страховку, а это немалая сумма всегда и для любого гражданина. Страховка покрывает дантиста и даже массаж – полное декадентство.

Оценивать и ценить

Катя

Судеб оценками не вершу. Моя цель – научить, заинтересовать, а не выставлять отметки. За 2 года работы у меня было 2 пересдачи. И, кстати, на пересдаче человек имеет возможность получить высокую оценку, а не минимальный балл. Есть студенты, которые с жалостливыми глазами умоляют об оценке – они так могут ехать все курсы. Я первое время стараюсь уделить внимание каждому, поговорить, замотивировать. Но не всем это нужно.

С первокурсниками вообще есть негласная установка быть помягче, не отпугнуть интерес, пока притираются к учебному процессу. Вообще, оценивать – это сложно и этому совершенно не учат. Надо смотреть широко, какой прогресс сделал студент относительно себя же «вчерашнего», это не всегда один и тот же уровень в группе. А вспомните, студенты друг за дружкой всегда подглядывают, сравнивают оценки, судят преподавателя.

Дима

Оценивать сложно всегда, потому что это субъективно. Многие принимают оценку их работы за  оценку их самих, как личностей. Считаю, что оценивание людей и выдавание им номерка – это перегиб. Но единственное, что можно сделать, это не оценивать студентов слишком серьезно. Есть такие преподаватели, у которых в жизни что-то не сложилось, и они вымещают это на студентах, докапываются.

Университет превратился в бизнес, а студенты — в клиентов. «Ты не имеешь права ставить плохую отметку – я тебе плачу».  Сам университет также оказывает давление на преподавателей – мол, не нужно ставить низкие оценки, мы же таким образом мешаем бизнесу.

Списывания в классическом варианте нет – студенты пишут работы от себя. Максимум  человек может копипастить какие-то тексты из Google. Был один такой студент, читал его текст, вижу, что слишком как-то ладно написано. Вбил в поиск – мне выдало слово в слово. Никаких скандалов не устраивал, написал ему мейл, что прочитал хорошие мысли в его работе, но хотелось бы услышать, что думает конкретно он.

Человек красит место

Катя

Я такой вольный препод. Это западная тема. Когда училась в Германии, там если опоздаешь на занятие, никто внимания не обратит – это твоё личное дело пропустить 10 минут классной лекции. А у нас это пунктик, чтобы студента поставить в неудобное положение, отчитать. Концентрироваться надо на предмете, а не на форме.

Работать мне очень нравится, я себя не вижу в чем-то другом. Преподавательство – это такое ремесло, и связано с языком. Хм, а разве есть такое слово (преподавательство – прим. ред.)? Ну, мы лингвисты, можем себе позволить (смеется). Мне и учиться на инязе очень нравилось, я б еще раз поучилась, вернулась. Может, потому и преподавать пришла, чтобы заново в это окунуться.

Дима

Чтобы начать преподавать, нужно пройти спецсеминар по педагогике. Пока проходишь методику, составляешь тематический план для своего курса. По окончанию предмета план утверждает преподаватель. Вот и всё — иди и преподавай. Контроля за нами очень мало, что я написал, то и утвердили – без докапываний. Все заинтересованы и добросовестны,  делают то, что им надо делать, поэтому нет нужды досконально перепроверять за нами.

Преподавание для академика – это способ прокормиться, но в нем я вижу крутую миссию. Можно показать людям что-то новое, а также с новой стороны — то, на что они привыкли смотреть по-другому. Научная работа – это глубоко теоретический процесс, в итоге, не всегда  востребованный, а на занятиях ты меняешь умы людей, видишь результат своего дела.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Правовая информация

ООО БИНКЛБАЙ УНП 291432476

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: