Войти с помощью: 
Войти с помощью: 
Пароль будет отправлен вам на e-mail.

Под конец декабря снег все-таки соизволил задержаться на брестских улицах чуть дольше, чем на полчаса, заставив нашу редакцию искать местечко потеплее уже изведанных вдоль и поперек барух. При поддержке «Белалко» запускаем новую рубрику, в которой мы будем совершать «термические» вылазки в частные бани, заручаясь компанией не самых последних жителей нашего города.

Наш первый special guest: Юра Стыльский – музыкант, художник и просто интереснейший человек, чьи истории, кажется, нескончаемы.


Собрав всех участников действа, отправляемся в деревню Ямно, где на улице Полевой расположилась «Баня у реки»: уютная, но не слишком доброжелательная по отношению к не знающим местность клиентам – наши гаджеты спасовали перед брестским пригородом, поэтому нам пришлось воспользоваться навигаторской помощью хозяина. Не тратя времени, с ходу интересуемся у Юрия, насколько естественна для него подобная среда обитания.

Юра: Есть у меня друг, Валера зовут. У него очень большой дом, на втором этаже которого – баня, джакузи, массажный кабинет, теннисный стол. Он мануолог и массажист – костоправ такой, короче. К нему люди как на реабилитацию селятся (улыбается). Мне вот такие условия нравятся. Бывало, конечно, что и в общественные места заносило.

В лазне, например, грибок подхватил – случайно выпал из тапка и тут же попался. Не знаю, может у них там и нормально все, просто я такой «везучий». А вообще я не большой любитель высокой температуры. Есть же фэны конкретные, которые с верхней полки не слезают. Меня такое не прет почему-то.

Здорово было в минском аквапарке «Лебяжий». У них там и обычные бани, и турецкие, и какие-то релаксационные кабинеты. Есть даже душевые кабинки, в которых вода с апельсиновым запахом. Как будто сок льется. Прикольно, конечно. Я не самый искушенный чел, но порой заносит вот в такие бани высшего класса – естественно, впечатляюсь. Посещение таких заведений для меня – всегда легкий культурный шок.

В том же «Лебяжем», например, можно и суши на месте заказать, и 150 выпить – красота! А вот еще история забавная. Как-то раз мы играли на фестивале в городе Ирбит (что в Алтайском крае) – родине мотоцикла Урал, кстати. И там была баня передвижная, на колесах. И если бы не эта баня, я бы чувствовал себя как на третий день похода. А тут после парилки сразу в речку горную – вот таким вот образом смогли очиститься и кайфануть.

Вообще я не сильный фэн бани: не секу во всех этих температурах и «Поддай парку!». Один раз поддал и пожалел – думал, кожа сейчас слезет. А все остальные вокруг: «Ай, хорошо!». Но знаю, что полезно – кожа чистится, омолаживается. Вроде как изменения в лучшую сторону с организмом происходят.

Но мне все-таки кажется, что баня равносильна душу – ничего сакрального в этом процессе нет. Разве что если молиться начнешь в парилке (смеется). В баню ведь люди зачем ходят? Пивка попить, поматериться, расслабиться максимально. Вот, например, не уверен, получится ли вообще помедитировать в бане.

Плавно (на самом деле нет) переходим к самой актуальной и животрепещущей теме и спрашиваем у бессменного лидера группировки «Дай Дарогу», какие воспоминания об уходящем году останутся у него в наступающем.

Юра: 2017-й запомнится мне переломом ноги, растяжением руки и операцией на грыже (смеется).  Чаще всего запоминаются почему-то именно плохие переживания. И это при том, что эти травмы вообще никак не связаны со спортом, чистая случайность. Знакомые думали, что на роликах упал, а я просто шел по земле. И не устоял.

Вообще мне иногда кажется, что вот эта вот штука про «Как новый год встретишь…» действительно работает. Прямо магия какая-то. Хотя были, конечно, и положительные моменты. Например, ежегодный фестиваль Atlas Weekend, который в Киеве проходит. 10 сцен, 50 участников, 30 тысяч человек – было здорово. Выступали крутые отечественные банды – Noize MC, например, Anacondaz. Из-за рубежа привезли Royksopp и Prodigy. Очень серьезный уровень, короче.

Может быть, набрался какого-то нового опыта, изменил видение прекрасного. Вообще стараюсь не сидеть на месте. Бывает порой, когда занимаешься спортом, думаешь – может, лучше бы хит какой написал или картину, которая потом больших денег стоить будет? Но и это время не проходит зря, просто скилл нарабатывается в какой-то другой области.

Я стал очень ценить время, вот что хочу сказать. Залипнешь на полдня в VK, «проснешься» через пару часов и не понимаешь – как будто и не было этого дня. Никакого развития, словно время застыло. Но вообще каждый год моего вот уже сорокета происходит что-то созидательное.

Статус rock-star прямо-таки обязывает не ограничиваться форматом домашних посиделок за оливье и мандаринами – расспрашиваем Юру, как он обычно встречает Новый год.

Юра: По большему счету я всегда полагаюсь на организацию близких людей. Но и залипать на месте не люблю. Знаешь, это как окунуться во всю эту атмосферу – и родственники все пришли, и на столе уже все стоит, елка горит, подарки лежат, а в телике Григорьевич улыбается. Но мне, если честно, грустновато в такие моменты. Я люблю перемещаться, тусоваться с максимально большим количеством людей. И маму успеть поздравить, и корешей всех своих.

Однажды у меня такой Новый год был, когда я из такси в такси пьяный прыгал. Посетил 5 вечеринок за одну ночь – вот это было круто! Правда, и тут не без нюансов – либо с таксистом договариваться, чтобы возил вашу компашку по всем местам злачным (но это, наверное, дорого), либо друга-трезвенника найти заранее.

И вот представь: здесь гасанули, потом на елку, потом «вжууух» – «Урааа, Новый год!», потом сразу к Васе, а потом еще и к Оле, к Наталье. Это и есть самый угар. А когда за столом новогодним чинно сидишь – какая-то рутина ежедневная. Вроде и телек что-то напевает, и петарды под окном рвутся, но этого мало. Нужно участвовать в процессе.

Как-то я пошел на новогоднюю тусовку очень голодный. За весь вечер три виноградинки съел. Все время пил чистый виски и бегал по периметру арендованного зала, угомониться никак не мог. Ребята еще и антураж соответствующий организовали:  Григорьевича на заставку поставили, кислоту какую-то играть начали. Ходил, знакомился со всеми. Потусил с Дедом Морозом. Я ему говорю: «А чего ты босиком ходишь? Я тоже так буду!».

Откровенный праздник получился – что хотел, то и творил. В 4 часа спускаюсь в коридор, стараюсь ступеньки ловить – вокруг все плывет. Приехали вместе с девочкой на такси домой, не могли код вспомнить (я его в принципе и не запоминал никогда, моторика выручала). А когда пьяный что? Мизинец с указательным пальцем путаешь. Короче, полночи стояли, ребусы решали (смеется).

Но это не показательный пример, конечно. Я стараюсь избегать такого угара, чтобы прямо до беспамятства на следующее утро. Вот лет в 15 – да, милое дело: интересно было послушать истории, кто где нарыгал и от кого по лицу получил. Но для меня это все прошедшее уже: и насмотрелся, и сам нарыгался (смеется).

Как-то раз стоял «в торце» стола праздничного, пил штрафной стакан. И понимаю, что из меня прет длинная такая блевотина, метра на три. А у них там стол накрыт, оливьешки-мандаринчики. Ужасно, в общем. Это я к тому, что максимально дикий алко-угар для меня – давно пройденный этап. Сейчас я считаю такие движухи деградацией.

Вот только рок-звездами все-таки становятся, а не рождаются, а до пьяных угаров надо еще «дорасти» («Употребление алкоголя вредит вашему здоровью» и вот это вот все). Начинаем «пытать» нашего героя на предмет историй о том, как маленький Юрка встречал Новый год в детстве.

Юра: Когда совсем мелкий был, отмечали в семейном кругу – подарочек под елкой, прогулка на площадь, хлопушечки во дворе, и спать. Тогда меня еще на улицу не пускали. Но как только возмужал минимально, формат изменился: сначала встречаем Новый год с родителями, а в час ночи уже стрелка с пацыками. Идем вино пить в подвал к кому-нибудь и взрывпакеты взрывать. Напиться и повеселиться – вот такие дела были.

Самый прикол у нас был, помню,– спилить марганец с шасси самолета, что на ФОКе раньше стоял, и сделать такую бомбу, чтобы у людей стекла звенели. Тогда никто толком петардами не занимался, приходилось самим мастерить фейерверки. Поэтому продукт получался нестабильный – один раз взрывается, на второй руки отрывает. Хулиганили так.

Как-то раз стырили деревянные ящики с территории магазина, сложили их друг на друга и «пионерский» костер зажгли. Классно было. Хоть и бескультурно, конечно. Но мы не только деструктивом занимались: постоянно строили какие-то шалаши, землянки.

Продолжая повышать градус (как в парилке, так и за столом), пытаемся выяснить отношение фронтмена «ДД» к обязательному атрибуту Нового года – процессам дарения и получения подарков.

Юра: Для меня это всегда тяжелая тема. Вот фонарик купил недавно – чем не крутой подарок? Чтобы жизненный путь освещал – да будет свет в кромешной тьме! Какая-то символика присутствует. Не понимаю, зачем вообще всякую шнягу дарить. Так и лежат у людей без надобности. Я недавно переехал на другую квартиру, и пока собирал вещи, думал – на кой черт мне весь этот хлам? Вроде бы и память, а вроде и не нужен нифига.

А мне как раз какую-то шнягу и дарят обычно. Подогнали маленькую фигурку буренки с надписью «Любимому». Такие вещи, конечно, от подружек больше прилетают (улыбается). Теперь не знаю, что с ней делать. Вот стакан, например: можешь водки налить и выпить. А буренку куда? Не знаю. И выкидывать жалко. Ступор такой.

Мокрые, но довольные после нескольких забегов в парилку, вручаем Юрию Ивановичу его главный инструмент и просим слабать что-нибудь эксклюзивное, из неизданного. Нарываемся на лирическую песню про кота, которого музыкант подобрал во дворе своего бывшего дома несколько лет назад.

Юра: Тогда я ходил на Колхозный рынок, покупал коту классическую ливерку. Бабка, у которой я отоваривался, сказала однажды: «Чего ты ливерку покупаешь? Вон головы куриные бери!». Они брикетами такими продаются до сих пор. Взял один, раскрыл – а там глаза выпученные! Стремно очень. А котофею понравились – уминал так, что хруст на всю квартиру слышен был. Эту песню я, кстати, на тридцатое приберег, ее еще никто не слышал.

На этой трогательной ноте начинаем складывать свои порядком поредевшие продовольственные запасы и задаем Юре два контрольных вопроса – про любимую закуску и коктейль на основе водки.

Юра: Много разных приятных закусок есть, но из простых и доступных я выбираю бутерброд с красной икрой. Хотя нет, икра нечасто перепадает, это все-таки изыски больше. Вот красная рыба – вообще огонь! Самая классная вещь – бутеры с семгой. А водочные коктейли я не сильно уважаю. Да и что с водкой сделаешь? Отвертку разве что.

Выходим в белоснежный снег, инструктируем таксиста, как к нам подъехать – предновогоднего чуда не произошло: электронная навигация все так же проигрывает брестскому пригороду. Расстаемся с Юрием, но не с рубрикой, ведь впереди много неизведанных бань и новых гостей. Не переключайтесь!

Фотографии – Роман Чмель

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Правовая информация

ООО БИНКЛБАЙ УНП 291432476

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: