Войти с помощью: 
Войти с помощью: 
Пароль будет отправлен вам на e-mail.

Бинокль поговорил с тремя брестчанами об их эмо-молодости.


Значки, нашивки, розовые чёлки и «Сентябрь горит, убийца плачет» из каждого утюга. Кажется, что совсем недавно мир сотрясала эмо-эпидемия. Однако прошло 10 лет, и эмо-культура либо вовсе пропала, либо ушла в глубокий андерграунд. Мы встретились с тремя эмо-кидами 2007-года, которые рассказали нам о своей молодости, концертах и стычках с другими представителями субкультур.


Екатерина Якута, 28 лет

Я родилась и жила в Иваново, а в 2006-м году поступила в Брестский государственный технический университет на инженера. В 2011 году его окончила. Сейчас работаю преподавателем в колледже приборостроения – заведую лабораторией.

В школе я была тихой и серой мышкой. Слушала Linkin Park и System Of A Down. Перед переездом в Брест, решила, что в новом городе нужно показать себя по-новому. Захотелось чего-то яркого и агрессивного. Я начала красить волосы в разные цвета, долгое время ходила с синими волосами. Из-за этого получила кличку «синяя мышка».

В общежитии университета я примкнула к компании мальчиков-программистов. В принципе, с них и началось моё увлечение эмо-культурой. Они меня познакомили с популярными на то время группами: Silverstein, Alexisonfire, My Chemical Romance, The Used, Lostprophets, Психея, Jane Air, Tractor Bowling. У нас в общежитии была своя сеть, по которой мы обменивались музыкой.

На концерты мы выбирались дружно всей компанией. Обычно она насчитывала около двадцати человек. Мы называли себя «андеды». В 2006-2008 годах в Бресте проводилось много концертов. Самые запоминающиеся – Amatory и 5 DIEZ. Мы слэмились, брали автографы у групп, а после этого шли пешком на «Восток» и пели песни. Также ездили на концерты в другие города: Минск, Витебск, Гомель. В Минске запомнился концерт Jane Air, в Гомеле – Tractor Bowling.

Родители спокойно отнеслись к моему имиджу и увлечению эмо-культурой. У меня креативные бабушки, и они с радостью приветствовали все мои изменения во внешности. Мама только переживала за университет, не ругаются ли преподаватели. Она сама мне покупала одежду. В то время у меня было много пирсинга. Я могла поносить сережку в брови, потом снять и проколоть себе ещё что-нибудь.

Браслеты, значки покупали на «Юбилейке». Там до сих пор есть место, где можно приобрести значки, нашивки, клепаные ремни. Одежду мы покупали в секонд-хендах. Но фирменную одежду покупали либо в интернете, либо ездили за ней в Минск.

Тусовались мы прямо в студгородке. Также ходили в парк воинов-интернационалистов, возле ДК Профсоюзов катались на скейте. Мы даже не стремились в центр, у нас была своя шикарная атмосфера. Во всех местах досуга ты мог встретить знакомых ребят.

Конфликтов с представителями других субкультур не возникало. Конечно, ходили разговоры, что в троллейбусах к ребятам приставали с просьбой отрезать чёлку. К девочкам претензий не было. Мне кажется, что тем, кто был против эмо-мальчиков, всё равно нравились эмо-девочки.

Где-то в 2009-м году начала проходить мода на внешнюю эмо-атрибутику. Многие люди, сносив одежду, не покупали новую в таком же стиле. Мне кажется, что это одна из причин, почему эмо-культура начала сходить на нет. Люди взрослели, начали меняться взгляды, появлялись семьи, взрослая жизнь. Некоторые люди открещиваются от своего эмо-прошлого. Мне кажется, потому, что они не до конца себя нашли в этой субкультуре. Быть эмо было модно, и они на это повелись. Люди могут слушать до сих пор эмо-музыку, но свое прошлое им будет стыдно вспоминать. Может, это связано с личными переживаниями и плохими воспоминаниями.

В этой субкультуре я всегда чувствовала себя комфортно. Я сама по себе достаточно эмоциональный человек и до сих пор не отрицаю своей принадлежности к эмо-культуре. Когда я выкладываю фото в соцсети, то постоянно ставлю хештеги #эмо, #эмокид. Я до сих пор езжу по концертам, слэмлюсь, прыгаю со сцены. В фаворитах – Enter Shikari, я у них была пять раз на концертах, и они меня знают лично. При возможности, постоянно с ними общаюсь. Всегда вожу им подарки. В последний раз я ездила к ним на концерт в Киев. Тогда я сделала им четыре подушки, на которых вышила их лого.

Из последних концертов, которые отложились в памяти – это «Верни мне мой 2007-й». Он проходил прошлой весной в Минске. Там были Amatory, 5 DIEZ. В прошлом году также ездила в Калининград на фестиваль. В Бресте ходила на Brutto, где выиграла личную встречу с музыкантами.

Основой плейлист с 2006 года не поменялся. Всегда в плеере присутствует Психея, The Used, беларусы My Ocean. Сейчас добавилось много панка и ска. Конечно, я скучаю по той атмосфере, по людям, с которыми тусовалась. Сегодня собраться с ними и понастольгировать, откинув все взрослые разговоры, практически нереально. И когда я вижу на улицах подростков, одетых как эмо, я радуюсь.


Владимир Сацюк, 24 года

Я родился в городе Малорита, окончил среднюю школу № 1. Сейчас учусь на заочном отделении спортивного факультета БрГУ имени А.С.Пушкина и параллельно работаю в Польше.

Любовь к рок-музыке началась с группы “Metallica”. Мой брат подарил мне кассету этой группы, когда мне было 8 лет. К эмо-культуре я пришёл через телеканал A-one. Помню, как увидел клип Amatory “Чёрно-белые дни” и остался под впечатлением. В клипе мне импонировал образ вокалиста группы: длинные волосы, узкие джинсы и т.д. После узнал о таких группах, как Idea Fix, Оригами, 5 DIЕZ. Начал читать множество журналов, посвященных эмо-культуре, что со временем зомбировало мой разум. В то время мне хотелось выделиться на фоне остальных своим внешним видом, создать образ “странного” парня.

Эмо-культура меня привлекала новой формой самовыражения, возможностью почувствовать себя частью чего-то нового. К моему внешнему виду родители отнеслись с пониманием и всегда поддерживали все мои новые увлечения. Мои друзья также интересовались моим увлечением эмо-культурой.

По поводу аксессуаров, то значки и браслеты я никогда не носил. Кроссовки покупал шахматной расцветки на рынках. Я не был любителем массовых встреч представителей эмо-культуры. Обычно посещал концерты, и этим всё ограничивалось. Один из самых запоминающихся  – совместное выступление Tractor Bowling, Stigmata, #####.

С конфликтами со стороны других субкультур сталкивался постоянно, нередко доходило до драк. От эмо-культуры я отошёл, когда это перестало быть мейнстримом. Поменялись музыкальные вкусы, мировоззрение. К своему эмо-прошлому отношусь спокойно и не стесняюсь его. До сих пор могу послушать тех же Amatory, Stigmata или Оригами. Из моей эмо-молодости больше всего запомнились драки и постоянные конфликты со скинами.


Лариса Жук, 26 лет

Сначала я училась в железнодорожном колледже, после него поступила в Брестский государственный технический университет. Сейчас работаю в Кобрине на предприятии по производству игрушек “Полесье” специалистом по сбыту. В детстве я слушала всякую ерунду: The Prodigy и Дай Дарогу соседствовали в моем плейлисте со Зверями, Серёгой и группой Рефлекс.

Увлечение эмо-культурой началось с учёбы в университете. Первым треком, который меня зацепил, была песня Panic At The Disco – “I write sins no tragedis”. Дальше пошло-поехало: в плеере появились Оригами, AFI и т.д. Эмо – это состояние души, плюс ко всему, тогда это повсеместно входило в моду, а она на нас, ой, как влияет. Первая любовь, первое расставание, эмо-культура была, как отдушина, для разного рода душевных переживаний.

Эмо-субкультура для меня была самой подходящей. До панков я тогда не доросла, готы были жуткими, а эмо были золотой серединой. Плюс ко всему, мне нравились парни с чёлками, хотя часто под чёлкой мог прятаться весьма странный человек.

В субкультуру я втянулась благодаря друзьям и своему окружению. Родителей мой внешний вид особо не задевал. Пирсинг я прятала от них, волосы красила розовым лаком для волос и тоником. Единственное, что им не нравилось – моя музыка и покрашенные чёрным лаком ногти.

Аксессуары – незаменимый атрибут эмо-культуры. Мы постоянно дарили друг другу всякую мелочёвку, покупали на рынке за “Юбилейкой”. Там до сих пор торгует мужчина, который делает крутые браслеты и ремни. Правда, со временем значки и серьги для пирсинга исчезли из его ассортимента. Браслетами, что остались с тех времён, я пользуюсь до сих пор.

В Бресте наша компания, как правило, собиралась в парке 1-го мая, мы ходили на все концерты в “Кирпиче”. Я родом из Кобрина, и в моём городе местом сбора было место возле синагоги.

Конфликтов с представителями других субкультур хватало. Помню, как-то с панками в “Свинаре” на Вульке подралась, да и со скинами проблем хватало. От них лучше было спасаться бегом. Один раз не удалось, так мне разбили нос. Вахтёр в общежитии была в шоке. Чтобы её успокоить, я сказала, что просто пошла кровь из носа.

Мне кажется, что эмо-культура никуда не ушла, просто все начали шифроваться под взрослых. Мне до сих пор интересна эта субкультура, просто по мере взросления меняется внешность, мировоззрение, но в душе мы всё те же эмори.  Я никогда не стеснялась своего эмо-прошлого, это было замечательное время.

Сейчас в моём плейлисте те же группы, что и десять лет назад: Green Day, Sum-41, Blink-182, System Of A Down. Интересных моментов и воспоминаний с того времени хватает. Особенно запомнились тусовки в “Кирпиче” и экстремальные прогулки, целью которых было не нарваться на хейтеров эмо-культуры.

Фото — из личных архивов героев

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Правовая информация

ООО БИНКЛБАЙ УНП 291432476

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: