Войти с помощью: 
Войти с помощью: 
Пароль будет отправлен вам на e-mail.

«Да это сервис по-беларуски, что с него взять» – эту презрительную фразу хотя бы раз в жизни произносил каждый. Сами того не понимая, мы давно выкопали национальному бессознательному огромную яму и засыпали ее черноземом. Сейчас, как примерные грэйвдиггеры, точечно пытаемся откопать и восстановить. Однако для того, чтобы вернуть доверие к национальному, мало усилий «продающей» стороны. Монолог должен смениться диалогом, а жалобы — предложениями.


Негативное «беларуское» на элементы повседневной жизни лепится легко, быстро и ненавязчиво. Ужасный дизайн клеймят беларуским евроремонтом, быдло-предприниматель делает бизнес по-беларуски, а новое стеклянное здание в историческом центре города носит гордое название «беларуский агротрэш». Сомневаюсь, что наши соседи прибегают к подобной практике. Вряд ли они списывают свои факапы на национальную принадлежность. Серьезно, даже «происки Госдепа», «Обама» и «кляті москалі» звучат куда приятнее. Это хотя бы комично и абсурдно.

Скорее всего тенденция все безвкусное и пошлое называть беларуским появилась в 90-х годах. Раньше — вряд ли. Им предшествовали годы великой империи, на продукцию, сервис и качество которой до сих пор оргазмирует добрая половина страны. А вот 90-е стали идеальными декорациями для появления всего «беларуского» с отрицательной оценкой.

В бизнесе тогда преобладали мелкие бизнесмены, которые кидали не только друг друга, но и покупателей. Моду на дизайн формировал телемагазин и та соседка, которая сделала евроремонт, и знает о нем лучше всех. Постельное белье «леопарды на леопардовом фоне», обои с розами, безвкусные полотна картин в золотой раме — это все оттуда.

Общепит тогда делился примерно на два типа заведений. Первый — рестораны, в которых одновременно могли праздновать юбилей, свадьбу и устраивать разборки те же самые мелкие бизнесмены. Второй — кафе и бары с пластиковой посудой, теплой водкой и сомнительными беляшами. О сервисе, думаю, говорить не стоит.

С одеждой тоже было все печально. До сих пор помню, что появиться в школе в лидских кедах с черной сумкой Cagio было зашкваром. На сегодняшний день ситуация немного изменилась: в кедах с удовольствием гоняют хипстеры, а сумки носят среднестатистические мужички на работу.

Беларуский легпром тогда лежал на лопатках. Свитанковские майки оранжево-синего цвета с надписями в духе «San Hose Disco club 1968» вызывали испанский стыд, а шерстяные брюки от «коминтерна» – зуд по всем ногам. Логично, что все наше отвергалось и начало носить негативный характер.

Однако со временем ситуация стала исправляться. Хоть Беларусь и «the last dictatorship of Europe» (по мнению западных СМИ), рост страны был заметен даже самому заядлому скептику. Конкуренцию государственному легпрому составили Symbal.by, LSTR, Honar, Кут и т.д. Бренды, которые делают качественный и нестыдный стаф. Общепит вообще перепрыгнул целого Гулливера и по-прежнему продолжает расти как в отношении кухни, так и в сервисе. На смену золоту и лепнине в квартиры начал просачиваться скандинавский минимализм.

И вот теперь у меня возникает логический вопрос: почему мы продолжаем называть беларуским как полный шлак, так и позитивные вещи, которыми мы гордимся? У нас по-прежнему бизнесом по-беларуски можно назвать тех же symbal.by, которые делают огромную работу по популяризации страны далеко за ее пределами, и условного Васю, который ремонтирует обувь, факапит сроки и орет матом на клиентов.

Предлагаю начать называть вещи своими именами, предварительно дав Васе шанс. Критикуешь — предлагай вариант, после результатов которого без зазрения совести можно вешать ярлыки. Пусть вся безвкусица, которую мы видим вокруг, называется мадагаскарской, полинезийской — какой угодно, только не беларуской. Неудачные и плохие примеры будут всегда, от них мы никуда не денемся. А вот все позитивные тенденции нужно поддерживать. Не кричать в Facebook об ошибках, не иронизировать над польским языком в беларуских свитшотах, а общаться с производителем.

Обратная связь всегда дает толчок росту и развитию. И чем быстрее все беларуское будет развиваться, тем быстрее мы перестанем отождествлять национальное с негативом. Лично я буду полностью спокоен, когда мой сын глянет в Минске на Dana Mall, спросит: «Папа, а что это за пародия на архитектуру?» — и в его речи не будет ни капли намека на то, что это наше «национальное достояние».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Правовая информация

ООО БИНКЛБАЙ УНП 291432476

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: