Войти с помощью: 
Войти с помощью: 
Пароль будет отправлен вам на e-mail.

Каждый рисунок Лёни Василькович моментально завладевает умами горожан на достаточно продолжительное время. И это здорово. Вот только в Бресте есть не только обласканные общественным вниманием художники, но и другие ребята, весь творческий процесс которых происходит с постоянной оглядкой через плечо – а вдруг милиция? Бинокль» побеседовал с брестским райтером (граффити-художник), чьи теги вы наверняка ежедневно наблюдаете на фасадах зданий.


Еще в прошлом десятилетии наша страна продолжала оставаться относительно закрытой, поэтому все начинающие брестские райтеры «подсматривали» идеи в Европе и Штатах. В начале нулевых появились видеокассеты с записями известных зарубежных команд. Как сейчас помню свою первую: это были американские FX-Crew. Самые удачливые ребята имели возможность ездить за границу, откуда и привозили «видосы», которые впоследствии расходились по рукам.

Интернета тогда не было в принципе, даже старого телефонного. В какой-то момент ребята решили попробовать воплотить теорию на практике – именно в это время появились и начали активную деятельность достаточно культовые для брестской граффити-тусовки  Real Crew и CO. Подтянулись и легальные художники – Pour, Iork. Теперь этих райтеров можно по праву считать старожилами брестского граффити, в свое время я вдохновлялся их работами. Мы закупали краску в авторемонтном павильоне на Зеленой. Все его стены были расписаны тегами – все, кто в теме, понимали, что это за место.

Нельзя сказать, что граффити несет какую-то общую идею – каждый интерпретирует ее по-своему. Но, говоря по-простому, суть заключается в том, чтобы красиво нарисовать свой никнейм, – это фундамент. Конечно, и здесь не без разнообразия: кто-то рисует персонажей, кто-то вообще по художественным рисункам «угарает». Главное – с помощью краски передать собственные эмоции и мысли. Не могу говорить за другие страны, но граффити-тусовка Бреста – это достаточно мирное комьюнити без каких-либо политических целей и пристрастий. Это своя атмосфера, свой неповторимый кайф – очень многие остаются в граффити на долгие годы.

И все-таки граффити – это закрытая, анонимная тусовка. Но если ты уже инфицирован интересом к этой культуре, всегда есть возможность узнать, кто скрывается под тегом. Как вариант – разговориться с ребятами, легально рисующими в парке. Но с большего все друг друга знают, конечно. И это при том, что еще десять лет назад людей и команд было намного больше: за неделю в городе могло появиться несколько кусков в разных местах. Рисовали даже на троллейбусах. Сейчас о подобном и думать страшно.

Это был самый настоящий пик моды на граффити, хотя никакой информации практически не было. Каждый день появлялись кучи ноунеймов, которые пропадали спустя неделю. Опустошали пару банок и чувствовали, что не вытягивают, ведь рисовать на стенах непросто – необходимы особая техника и хорошо развитый скоростной навык. Или более прозаичный исход: «принималово» – школьники просто не понимали, что нужно прятаться. Так и завершалась «карьера» большинства ноунеймов.  Малолетки до сих пор пытаются затесаться в тусовку. Непонятные теги в центре города – их рук дело. Ребята в теме не станут выходить на улицу для того, чтобы испортить фасад свежевыкрашенного здания. Здесь  присутствует элемент культуры. Мы можем себе позволить «разнести» всю Советскую, но не станем этого делать – любой райтер понимает, что это неуместно.

Граффити-тусовка делится на два типа: те, кто рисует легально, и те, кто рисует нелегально. Упомянутые Pour и IORK рисовали красиво и качественно, использовали большое количество цветов, – но исключительно из-за того, что у них не было необходимости прятаться от милиции и делать рисунок на скорую руку. Конечно, в Бресте есть специально выделенные места для граффити, но их очень мало. Нам нужно больше локаций и какой-то поддержки, что-ли. Кажется, не сильно согрешу против общественной истины, если скажу, что большая часть нашего общества относится к граффити негативно.

Если это какой-нибудь условный стрит-арт – все в восторге. Но если это тег (пускай и нарисованный качественно) — обвинений в вандализме не избежать. Надо понимать, что любой райтер начинает с написания собственного никнейма — это основа основ. Мне, может быть, тоже это не нравится, но это не значит, что подобные вещи не имеют права на существование. Потому что всегда нужно иметь в виду возможности перспективы: сегодня он тегает какие-то каракули, а завтра получится мощный рисунок. Нужно поддерживать новичков и стараться доносить какие-то простые истины. Возможно, тогда люди поймут, что граффити – это нечто большее, чем корявые надписи на стенах.

Не уверен, что есть смысл характеризовать райтеров с какой-то социальной точки зрения, но, как показывает практика, в большинстве своем это выходцы из не самых благополучных семей. Что, в принципе, достаточно логично – ребята пытаются найти выход из сложившейся ситуации с помощью искусства и выразить накопившиеся «в быту» эмоции. Это естественный процесс. Но когда граффити настигает очередной виток моды, появляется очень много случайных людей.

Правда, сейчас не тот период – в наше время люди больше расположены к стрит-арту. Это разные вещи, но технически суть та же – рисунки на стенах. Мне кажется, это здорово: каждый проявляет себя так, как может, в этом есть свой прикол. Я уверен, что стрит-арт в состоянии сделать город лучше. Не важно, насколько этот рисунок нелегален. Есть условная серая стена, и, если ее раскрасить, она приобретет смысл и даже художественную ценность. Поверьте, никто не станет рисовать поверх хорошего стрит-арта – зачем нарушать гармоничный рисунок? Гораздо проще отыскать чистую стену.

Я бы не сказал, что милиционеры целенаправленно охотятся за райтерами, нет. Тут два варианта: либо нарваться на патруль, так сказать, в процессе разрисовывания, либо нарваться на заявление от оскорбленных жителей, посчитавших рисунок ущербом собственному дому, – такие дела рассматриваются в обязательном порядке. Как ни странно, органы правопорядка относятся к граффити резко отрицательно, а к стрит-арту – совершенно спокойно, хотя, повторюсь, чисто технически это одно и то же. Каждый райтер рано или поздно попадает на рандеву с милиционерами. Это неотъемлемая часть нашей культуры. Как-то не получается «жить дружно». Есть даже отдельная статья в Уголовном Кодексе, 341-я – «Осквернение сооружений и порча имущества».

Мы частенько рисуем на КСМ, пробираемся в заброшенные здания. Раньше тусовались на пятачке около старой недостроенной больницы. Тем, кто не хочет заигрывать с законом, – добро пожаловать в парк. Но главным критерием выбора места была и остается отдаленность от публичных мест — из соображений безопасности, разумеется. Сложный рисунок занимает огромное количество времени, поэтому рисовать приходится исключительно «вдали». Есть и еще один фактор – рисунки в центре долго не живут, даже во дворах. Стоишь с банкой краски в руке и понимаешь, что через день твое творение закрасят.

Время от времени городская администрация проводит разные конкурсы. Условия достаточно стандартные: если организаторам понравились эскизы, они предоставляют расходные материалы, место и условия, определяют тематику рисунка. Это не считается каким-то зашкваром, ведь после у райтера остается неизрасходованная краска – такой, скорее, продуктивный подход к подобного рода конкурсам. Но, честно говоря, с творческой точки зрения такие начинания не вызывают особого интереса, потому что обычно ограничиваются «ура-патриотической» тематикой.

В конкретный исторический момент брестское граффити практически не развито. Да, люди продолжают тегать, но этого недостаточно. И не выгодно даже экономически – краска дорогая, а зарплаты небольшие. Опять же – слишком мало мест, где можно было бы спокойно рисовать и оттачивать свои навыки. И, если честно, никаких особых надежд испытывать не приходится. Это порочный круг: люди жалуются на корявые надписи, но они будут продолжать появляться, потому что нет возможности сделать нормальный качественный рисунок. Приходится быстро тегать и убегать.

Мне кажется, нужно проводить спонсорские контесты, где участникам будут давать краску и предоставлять место. Ведь если появятся условия, возрастет и качество рисунков. Мы живем в эпоху интернета: можно разрисовать одну-единственную стену снизу доверху, и телочки будут специально приходить ради фоточки в инстаграм. Все начнут искать этот дворик. Но это все, конечно, ближе к стрит-арту. Граффити все-таки останется в подполье. И будет жить, пока есть молодежь, которая не согласна идти в ногу с обществом – это элемент социального протеста. Не против существующей власти, а против какой-то банальности. Граффити – это путь к саморазвитию, показательный пример того, что границы можно и нужно нарушать.

Фото из личного архива героя

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Правовая информация

ООО БИНКЛБАЙ УНП 291432476

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: