Войти с помощью: 
Войти с помощью: 
Пароль будет отправлен вам на e-mail.

Бинокль поговорил с брестским анархистом.


Анархизм больше, чем политическое течение. Это целая философия, идеи которой восходят к древнегреческим и древнекитайским философским школам. Первым либертарным теоретиком, который открыто называл себя анархистом, стал Пьер Жозеф Прудон.

Дальше идея развивалась и разрасталась, от слов переходила к делу. В XXI веке анархизм скорее жив, чем мёртв, хоть это не приветствуется государственными институтами. Жив он и в нашей стране. Протесты против Декрета № 3 это ярко продемонстрировали. Мы встретились с Владимиром (имя изменено) и узнали, чем живёт анархизм в нашем городе, что стоит за его идеей и каким анархисты видят идеальный уклад общества. 

Всё началось с панк-рока

Анархизмом я начал увлекаться в подростковом возрасте. Всё началось с панк-рока. Поначалу я втянулся в эту субкультуру, а со временем начал плотно интересоваться политикой. Панк и анархизм тесно связаны, поэтому я стал уделять внимание этому политическому течению. Анархизм мне стал симпатичен отсутствием лидеров и равенством между людьми. Это по-настоящему свободное движение с благими целями, которое выступает за освобождение людей, а не за интересы политиков.

Со временем панк-субкультура Бреста сошла на нет. Кого-то посадили, кто-то находится в розыске, а многие ребята просто отошли от дел. Главная проблема панков и антифашистов была в том, что они не заботились о своей безопасности. Всех участников движения правоохранительные органы знали в лицо. Им было известно, кто за что отвечает, кто где работает, и это сыграло решающую роль в подавлении панк-субкультуры. Субкультура ушла, но анархизм остался.

Когда я влился в анархо-движение, то начал ездить в анархические лагеря, которые организовывались как в Беларуси, так и в Европе. Поездки сопровождались лекциями, на которых обсуждались наиболее острые и злободневные темы. Лагеря, как и все остальные акции анархистов, построены на самоорганизации.

В Бресте раньше проходили акции «Еда вместо бомб». Они случались стихийно, упорядоченной системы не было. Из-за этого всё быстро потухло. Ситуация поменялась где-то 3,5 года назад. Тогда акции стали проводится на постоянной основе. Мы участвовали в протестах против городских застроек и выселения жильцов, раздавали листовки, вешали баннеры. После начались митинги против Декрета № 3. Всплеск нашей активности не был никак связан с событиями в Украине. У нас просто произошло переосмысление, что нужно завить о себе, поднять движение на новый уровень.

Анархизм в Бресте

Мы позиционируем себя как анархо-коммунисты. Боремся с эксплуатацией всего живого и несправедливостью в обществе, выступаем за прямую демократию и равенство между людьми. Сейчас существует много ответвлений анархизма: анархо-капитализм, анархо-национализм и т.д. Они живут только в интернете и больше нигде себя не проявляют, а многие из них противоречат базисным принципам анархизма. Мы считаем анархо-коммунизм наиболее правильной платформой из всех ответвлений анархизма. Об этом говорит множество исторических примеров, которые строились на анархо-коммунистических идеях.

К акциям мы готовимся заранее. Распределяются роли и задания, пишутся речи, чтобы всё было слаженно и чётко. Листовки мы печатаем сами на собственные средства. Каждый сбрасывается по мере своих финансовых возможностей. В них мы пишем о наиболее волнующих и острых проблемах. Тематика обсуждается на общих собраниях. Из последних акций – это раздача листовок против повышения тарифов ЖКХ. Вручая листовки, часто сталкиваешься с безразличием людей. Автоматически взяли, подумав, что реклама, и пошли дальше. Откровенно негативной реакции не было.

На том же марше 5 марта люди начали нам хлопать, когда мы пришли под здание горисполкома. Благодаря многолетней работе с населением, они знали, что мы не террористы и не несём ничего плохого. Представителей оппозиции тогда задержали по дороге в Брест, и мы выступили организующей силой.

Дело в том, что задержание одного-двух активистов никак не повлияет на ход событий. Мы всё равно будем действовать, ведь у нас нет лидеров или вождей. 5 марта нас было около 15-20 человек. Мне кажется, что люди увидели в нас организующую силу и пошли за нами. Они не поверили провокатору, который позвал людей идти к мэру. Во-первых, мест там на всех не хватило бы. Во-вторых, закон принимался на уровне президента. При всём желании, мэр не смог бы его отменить.  Нам сразу было понятно, что после марша нас сразу же схватят. Но в итоге нам удалось убежать, правоохранительные органы растерялись.

Анархизм утопичен?

В наше время существуют примеры анархического уклада общества. Наример, Чьяпас в Мексике. Общество у сапатистов устроено на самоорганизационных принципах, общими собраниями принимаются важные решения. Мексиканские власти постоянно на них давят и проводят против них спецоперации, однако они существуют по сей день на протяжении многих лет.

Тот же Курдистан, который находится на территории  четырех стран: Ирака, Ирана, Сирии и Турции. Нельзя сказать, что там чистой воды анархическое общество, но идеи близки. Батальоны YPG, YPJ построены на принципах самоорганизации. В последнем одни только девушки, что говорит о том, что люди уделяют много внимания вопросам феминизма и равенства полов.

При анархизме люди работают на благо всего общества. Естественно, такой расклад вещей не подразумевает под собой существование корпораций. Потому что корпорации заботятся лишь о собственном обогащении, несмотря на окружающую среду и эксплуатацию людей. Можно взять в пример ту же «Coca-Cola», которая строит заводы в Африке, отбирая у людей последнюю воду и используя детский труд.

Всё должно решаться на собраниях на каждом отдельно взятом заводе или предприятии. Должны собираться все работники и высказывать свое мнение. Ведь сейчас зачастую можно столкнуться с тем, что к работникам не прислушиваются. Приходит молодой начальник, который начинает учить опытного работника, как ему правильно работать. Так быть не должно. Люди, которые трудятся на этом производстве, сами знают как им работать. Они и должны принимать решения по работе предприятия. Если человек не будет трудиться, то у него не будет доступа к благам – вот и всё.

В рамках одной области или страны анархизм невозможен: всегда вмешаются сильные соcедние страны. Чтобы анархизм смог спокойно существовать без войн и столкновений, весь мир должен перестроиться. В Беларуси невозможны мирные перемены. Далеко ходить не нужно, можно посмотреть на Украину и понять, что любые изменения в политической жизни страны приведут ко вторжению извне.

С оппозицией мы не имеем никаких отношений. Просто существуем автономно друг от друга. Их минус в том, что они, как и любая власть, работают по уставу и приказам сверху. Поэтому при приходе к власти оппозиции в нашей стране ничего кардинально не поменяется.

В мире нет стран, которые были бы близки идеям анархизма. В той же Европе люди ощущают себя свободнее, но до анархического идеала им далеко. Людям просто создали условия для стабильного и спокойного существования. Сделали послушных граждан, которых всё устраивает.

Как обстоят дела на данный момент

Власти сейчас полностью хотят закрутить гайки. У нас посадили двух человек по уголовной статье. Органы постоянно  следят за нашими людьми, увольняют активистов с работы. Просто придут к начальнику, начнут давить на него, и он тебя уволит. Например, так было со мной. Более того, после увольнения тебе продолжат вставлять палки в колёса.

Органы меня задерживали не раз. Инкриминировали разные статьи: ругань матом, мелкое хулиганство. Обычно дают сутки. Когда была условная либерализация и Беларусь мирилась с Европой, то тогда на сутки не садили – давали штрафы. Однако после марша в Бресте всем повально начало прилетать по 5, 10, 20 суток. На самих акциях практически никого не задерживают, ОМОН обычно поджидает возле дома.

Несмотря на условные периоды либерализации, я никогда не чувствовал себя безопасно. Да, было время, что за участие в акциях не приходили штрафы, не садили на сутки. Но проходило два-три месяца, возбуждались уголовные дела, и людей начинали садить.

Желания уехать из Беларуси у меня нет. Меня как раз-таки и задевает, что люди массово уезжают из страны. Хотя их можно понять, ведь как можно прожить на 200-300 рублей в месяц? 10 лет проработаешь – будешь получать в лучшем случае 400. Люди не видят никаких перспектив, будущее в Беларуси туманно, и это огорчает. С таким успехом через пару лет в стране останется только Лукашенко.

В анархо-движении я давно и считаю, что от любого действия есть толк. Понятно, что не у всех есть возможность быть активистами. Большинство людей апатичны сами по себе, они плывут по течению. Нигде большинство не выступает инициатором перемен, это всегда относительно небольшие группы людей. Тех же большевиков до гражданской войны не было миллионы. Но для меня жить потребностями, копить на машину, квартиру, выплачивать кредиты – так себе вариант.

Правовая информация

ООО БИНКЛБАЙ УНП 291432476

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: