Войти с помощью: 
Войти с помощью: 
Пароль будет отправлен вам на e-mail.

Многие беларусы не согласны «сидеть» на зарплате в ожидании мифических «па пиццот» и устремляют свой алчущий адекватно оплачиваемой работы взор в сторону Европейского Союза. Двое брестчан, успевших прочувствовать тяготы дешевой рабочей силы на собственной шкуре, рассказали Биноклю» свои истории.


Денис, 24 года (имена героев изменены) до отъезда в Прагу успел стать индивидуальным предпринимателем и попробовать себя в качестве разнорабочего и специалиста в компьютерной сфере.

О бэкграунде

Решение отправиться в Чехию на заработки возникло не спонтанно: не один год я анализировал и оценивал уровень жизни своих товарищей, отучившихся в ВУЗе и согласившихся с условиями, предоставляемыми беларуским рынком труда. Спустя какое-то время пришло закономерное осознание — работать за гроши, количество которых позволяет лишь худо-бедно оплачивать съемную квартиру и покупать необходимые для существования продукты, я не согласен.

Однако в кругу моих знакомых были и другие ребята – те, кто рассказывал впечатляющие истории о приличных чешских зарплатах. Речь шла о 40-60 долларах в день – сумме, о которой многие брестчане и мечтать не смеют. Разумеется, такие деньги  предлагали только людям моего статуса – обозначу его выражением «виза на закупы и 90 дней пребывания» (чехи зарабатывают гораздо больше).

Один из таких «прошаренных» знакомых дал мне наводку на потенциальную вакансию упаковщика посылок на складе интернет-магазина. Правда, если ты нелегал, то ни о каких гарантиях говорить не приходится. Тем не менее, я не переставал мониторить объявления о поисках иностранных работников. И их было действительно много, но решить все вопросы дистанционно, из своей беларуской комнаты, я не мог. Я понял, что надо выдвигаться, – риск показался мне оправданным. С собой я взял
1. накопленные 200 долларов
2. заказ на монтаж видео в качестве подстраховки
3. уверенность в том, что знакомый предоставит мне бесплатное жилье на первое время
и отправился в Прагу.

О поисках и их результатах
Вот только я не учел внешние условия – вернее, их свойство постоянно меняться: я приехал в Прагу в конце 2016 года, а с самого начала 2017 Чехия объявила войну предпринимателям, использующим нелегальный труд (на законодательном уровне, разумеется). Начались тотальные облавы: сотрудники чешской полиции перекрывали целые улицы и проверяли документы у каждого человека, оказавшегося «в кольце».

Но я не стал отчаиваться и продолжал искать работу в интернете, хотя с каждым днем заманчивых объявлений становилось все меньше и меньше, что, в принципе, логично: бизнесмену, попавшемуся на нелегалах, пришлось бы продать свое дело только для того, чтобы выплатить многомиллионный штраф.

Однако мне все-таки удалось найти работу в логистическом центре, занимавшемся распределением кисломолочной продукции. Работодатель обещал те самые 40-60 долларов за двенадцатичасовой рабочий день, и уже на следующее утро я вышел в свою первую смену.

Об условиях
Мне объяснили задачи, выдали форму и отправили «в поле». Мои обязанности заключались в сборе коробок с йогуртами по определенным заказам, поступавшим из магазинов. Через несколько дней я выяснил, что 40-60 долларов – это не ставка, а якобы ежедневный максимум, который теоретически мог выполнить каждый работник. Вот только расхождения с практикой долго себя ждать не заставили: чтобы зарабатывать такие деньги, нужно было собирать около 100 коробок в час. Не скажу, что выполнение этих показателей – тяжкий физический труд, ведь коробки были достаточно легкие.

Проблема заключалась в другом – нередко ежедневные задания просто не предусматривали таких объемов. Плюс слева и справа от тебя еще 20 таких же ребят, буквально дерущихся за «жирные» заказы. Проявишь слабину – окажешься не у дел, ведь братским отношением к коллегам на нашем складе даже не пахло.

Да и назвать условия тепличными язык не поворачивается – бегаешь, как псих, по складу-морозильнику, режешь ладони об острые края коробок. Тогда я и выучил чешское выражение «krve z prstu» (по-русски – кровь из пальцев). Мои пальцы окрашивались кровавым красным практически моментально, не спасали даже зимние перчатки. Но работодателям нет никакого дела до физического состояния вверенной рабочей силы. Принцип трудоустройства заключался в потоковом, конвейерном процессе.

Как оказалось, на работу меня наняли посредники – контора, в чьи задачи входил поиск таких же нелегалов, приехавших в Чехию с визой «на закупы». Эти агенты получали 40% моего заработка, плюс присваивали доходы новичков, проработавших день-другой и решивших, что оно того не стоит. Таким образом работа оказывалась выполненной, но неоплаченной нанимателем. Парочка таких простаков, не имеющих никаких гарантий, – и сотня-две долларов оказывается в кармане у недобросовестного посредника. Вариант беспроигрышный. Знакомые рассказывали о том, что ребят, вознамерившихся отстоять свой заработок, просто «пускали под пресс».

О закате «карьеры»
Спустя неделю я понял, что и близко не могу подобраться к запланированной еще в Беларуси сумме. Ничего не предвещало достойного дохода, а рабочий график не позволял мне заниматься чем-то сторонним: свой единственный выходной день я тратил на стирку, уборку и готовку. В какой-то момент я осознал, что не готов работать за такие деньги в таком темпе, ведь то же самое я мог бы делать и на родине. Кажется, зарплаты совершенно другие, но ведь и расходы разнятся существенно. В любой момент меня могли кинуть, поэтому я начал планировать грамотные «пути отступления».

Обратился к бригадиру, включил «режим дипломата» — мол, могу ли я получить заработанные деньги, если вдруг захочу уехать домой? Получил ответ: «Никаких проблем, только оповести нас за неделю до ухода — и получишь расчет».  Договорились, что я отработаю вторую шестидневку до конца и в понедельник приду за зарплатой.
Вот только все оказалось не так просто, как декларировалось: всю следующую неделю я пытался дозвониться до бригадира с разных номеров, но каждый раз все эти номера оказывались в черном списке (правда, после клятвенных заверений в том, что причитающееся мне все же выплатят).

Пришлось прибегнуть к методу старого доброго шантажа: я отправил начальнику смску, в тексте которой недвусмысленно намекнул, что в моем распоряжении находятся фото- и видеодоказательства использования труда нелегальных работников и, если вдруг бригадир не перестанет скрываться от меня, все эти материалы отправятся в полицию. Действенный метод сработал: через некоторое время мне перезвонили и сказали, что фирма готова произвести расчет. Я назначил встречу в людном месте (из соображений безопасности) и получил свои 140 долларов – деньги за половину месяца работы. К слову, уже после того, как я приехал в Брест, до меня дошли слухи, что контролирующие органы все-таки добрались до этого склада.

Я взвесил все «за» и «против» и решил, что больше не хочу находиться здесь в таком статусе – ожидание и реальность сходиться как-то не собирались. Однако мой опыт ни в коем случае не следует считать повсеместным – я знаю, что многие беларусы возвращаются из Чехии с карманами, набитыми кронами.

Но мне кажется, что лучший способ закрепиться в европейской стране – это учеба. Студенческая виза дает возможность как обучаться, так и получить юридическое обоснование легального заработка.


Валерия, 23 года работать в Беларуси не пришлось.

О планах и их реализации
Мы с подругой уже давно вынашивали мысль о сезонной работе в Европе, поэтому летом 2016 года начали поиски самого тривиального варианта – сбора ягод. Ссылок, любезно предоставленных Google-ом по запросу «работа в Польше», было много. Вот только выудить из этого омута что-то более или менее стоящее оказалось не так просто – большинство предлагаемых вакансий казались нам сомнительными: предполагаемые работодатели предлагали либо очень плохие, либо подозрительно хорошие условия.

После нескольких часов подобного поиска и неуверенных попыток связаться с представителями фирм по Viber мы набрели на группу в Facebook, один из постов на стене которой показался нам адекватным – в пятизвездочный отель, расположенный на севере Польши (в поселке Дзвиржино, что недалеко от города Кошалин), требовались две горничные.

Мы тут же связались с человеком, представлявшим агентство по найму персонала, и наткнулись на внезапную бурную радость – оказалось, что работники требуются максимально срочно. «Хоть сегодня выезжайте», — сказал мужчина, представившийся Максимом. Мы обговорили детали (условия работы и финансовую сторону) и решили выезжать через три дня.

Об обманутых ожиданиях
Мы приехали в Кошалин ранним воскресным утром. На работу нужно было выходить во вторник. Коллега Максима встретила нас на вокзале и отвезла в офис, где мы и провели три часа в ожидании приема. В это время Максим (как оказалось, ответственный за прибывающих и убывающих работников) разговаривал с женщинами-украинками. Из беседы, беспардонно подслушанной нами, мы выяснили: зарплату агентство выплачивает вовремя и полностью, вот только работа может оказаться не из легких – перетаскивание бобин на ковровом заводе, сортировка кондитерских изделий и т.д. В тот момент перспектива трудоустройства в отель показалась нам подарком. Тогда мы еще не знали, насколько глубоко заблуждаемся.

Как только очередь дошла до нас, с ходу «полетели» изменения в первоначальных договоренностях. «Девушки, как насчет работы на кухне?», — буквально ошарашил нас Максим. Мы возмутились, ведь изначально ехали на уборку номеров, а не на кухню, где ножи, огонь и совершенно другие условия. Но тем не менее Максиму удалось уговорить нас. Началась кутерьма: договор, санитарная книжка (оказавшаяся украинской по причине отсутствия беларуской), сдача анализов. Врачебно-документальные процедуры показались нам налаженными, конвейерными – уж очень много соискателей-украинцев проходят через это (да и любое другое) агентство. Спустя несколько часов Максим повез нас в Дзвиржино, не забыв провести краткий инструктаж, а именно – несколько польских фраз из кухонной лексики, ведь, как оказалось, персонал не понимает ни русского, ни английского.

По приезде нам показали отель и непосредственно рабочее место, кухню. Коллеги не удостоили нас и улыбкой – очередной признак того, что мы не первые и не последние. Зачем тратить дружелюбие на расходный материал, пусть даже человеческий?
Чуть погодя нам продемонстрировали квартиру, в которой нам предстояло жить (к слову, оплату за жилье из нашего заработка не вычитали),– трехкомнатное жилище, находившееся в 50 минутах пешком от отеля. Не обошлось без соседей – семейной пары и двух женщин. В качестве единственного положительного момента первого дня – мы успели сходить на пляж и отдохнуть от суеты, отныне прочно прописавшейся в нашем ежедневном «рационе».  Спать легли в 9 вечера, чтобы успеть к машине, забиравшей персонал в 4:45. Вставать приходилось в 3 часа ночи.

О рабочем процессе
Нас поставили в холодный цех – на заготовку салатов, закусок и десертов. Рабочий график оказался стандартным: смена 2 через 2 по 12 часов в день, с 5 утра до 5 вечера (иногда приходилось задерживаться, но куда же без этого?). Труд не «пыльный», но не без нюансов: пришлось с ходу запоминать огромное количество информации (расположение продуктов, рецепты), потому как возиться с нами никто не собирался. Самую грязную работу выполняли украинцы  — мужчины и женщины из «незалижной» мыли полы, посуду, чистили овощи.

После первого рабочего дня нас переселили в другой дом. Мужчина шеф-повар, отвозивший нас к новому месту, выдал нам по небольшой бутылочке какой-то настойки и заявил, что если мы ее не выпьем, то окажемся на улице. Конечно, это была шутка, но от ее характера стало не по себе.

Пошли рабочие будни. В первый же день мы поняли, что за 12 часов у нас не получится не то что перекурить, но и просто присесть. Работа оказалась довольно тяжелой физически (например, перетаскивание тяжелых ведер майонеза или арбузов), но жаловаться было не на что – на чистке картофеля и мытье посуды было гораздо хуже. После рабочего дня я приходила домой, принимала душ, ужинала, стирала загрязнившуюся форму вручную и ложилась спать с мыслями о том, что в ближайшие 12 часов я не смогу присесть даже на 5 минут. При этом в рабочее время помещение кухни беспрестанно заполнялось не только «прекрасной» музыкой (польским гангста-рэпом и поп-хитами), но и пошлыми шуточками коллег мужского пола.

О нюансах
Местные ребята, составлявшие нашу ежедневную рабочую компанию, оказались, мягко говоря, незатейливыми – многие окончили только школу, а некоторые из них не могли похвастаться и этим. Простой вопрос, заданный на английском языке, вводил их в ступор и заставлял бормотать что-то нечленораздельное. Однако работу свою они знали и выполняли ее четко и слаженно.

Отель оказался небольшим, всего на 650 человек. Нам категорически запрещалось выходить в зал – доступ к клиентам был только у шеф-повара, готовившего блюда «лайф». Естественно, поначалу мы «косячили» направо и налево, но со временем мы приспособились к темпу и начали чувствовать себя более или менее раскованно. Жаль только, что в первый месяц нам не повезло с погодой и в выходные дни мы не могли сходить на море.

От безделья познакомились с соседями-украинцами, приехавшими сюда не для того, чтобы подзаработать денег «на карман», а от безысходности. По их словам, ситуация с рабочими местами в соседней стране до сих пор оставляет желать лучшего. Наши украинские ровесники приезжают в Польшу и буквально пашут, как рабы, оставляя свои семьи на родине.

Через какое-то время мы открыли для себя самое красивое место в поселке – порт, где и проводили большую часть свободного времени, чередуя такие прогулки с вояжами на пляж. В такие моменты мы встречали огромное количество туристов, подавляющее большинство которых составляли немцы (видимо, сказывалась банальная территориальная близость государств).

Об итогах
Мы проработали в отеле полтора месяца и решили, что пора возвращаться. За оставшееся летнее время нам нужно было подготовить учебные документы (мы учимся в Вильнюсе), а процесс этот достаточно длительный. Последние рабочие дни прошли спокойно, и на мой день рождения мы даже выпили праздничную бутылочку вина с новоприобретенными украинскими друзьями.

Зарплату нам выплатили в полном объеме и вовремя – я увезла из Дзвиржино 500 евро. Не буду зарекаться, возможно, мне еще придется воспользоваться такими возможностями заработка за рубежом, но мне кажется, что эти деньги не соответствуют характеру и объему труда, который нам приходилось выполнять.

P. S. Разумеется, рассказы наших героев не претендуют на звание истины в последней инстанции, однако очевидно – переезд «за бугор» в погоне за лучшей жизнью отнюдь не подразумевает стопроцентную гарантию этой самой лучшей жизни. Но, как говорят в народе,– кто не рискует, тот не пьет шампанского, верно?

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Правовая информация

ООО БИНКЛБАЙ УНП 291432476

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: