Войти с помощью: 
Войти с помощью: 
Пароль будет отправлен вам на e-mail.

Бинокль” уже писал о беларуской тюрьме и условиях содержания в оной условиях, явно не соответствующих декларируемым функциям исправительных учреждений. Контраста ради предлагаем вашему вниманию рассказ брестчанина Геннадия (имя изменено) о быте заключенных, взявших на себя смелость преступить закон страны часов, банков и шоколада.


Я попал за швейцарскую решетку из-за неоплаченных штрафов за безбилетный проезд в общественном транспорте. Система такая: контролер выписывает «зайцу» штраф (превышающий стоимость билета в несколько раз), но не высаживает его с поезда/автобуса, а оформляет квитанцию до конечной станции. Спустя какое-то количество проигнорированных мною мандатов я оказался в поле зрения швейцарской полиции.

Сначала до нарушителя пытаются достучаться письменно (а именно почтовыми взываниями). В случае отсутствия должной реакции полицейские приходят к проштрафившемуся домой. Мое взаимодействие со швейцарским законодательством развивалось именно по этому сценарию. В участке у меня «откатали» пальцы, взяли образцы волос и слюны для ДНК-теста. Позже мне предоставили переводчика, который поведал мне о доступных вариантах – либо оплатить штрафы, либо отсидеть 38 дней в тюрьме (суд рассматривает каждое дело в индивидуальном порядке; размер срока зависит от суммы долга). В моем случае выбор оказался мнимым: на тот момент таких денег у меня не было. Обыск, опись – и я уже на пути в камеру.

Я попал в трехместную, моими соседями оказались двое арабов. Помещение огромное: вмещает в себя не только свободное пространство, но и три лежака, унитаз, огороженный ширмой, умывальник и телевизор. На каждом лежаке – матрас отличнейшего качества, постельное белье новое и чистое. Каждому заключенному выдают гигиенические принадлежности – мыло, шампунь, зубную щетку и даже бритву. Душ общий на блок (количество «постояльцев» — около 10), но никаких претензий не вызывает. В общем, «икеевская» такая атмосфера – приятно глазу и ненавязчиво.

Телевизор (32-дюймовая плазма) транслирует около 200 каналов, 4 из которых – русскоязычные (есть даже ТНТ), еще 4 – порнографические. Все легально.

Спать в швейцарской тюрьме можно хоть целые сутки: нет никакого подъема по звонку. Но определенный график, конечно, существует – в 7.15 начинается завтрак (все блюда приносят на подносах, под киношными «полусферами», но об этом позже), после которого курящим заключенным выдают по 6 сигарет ежедневно. Через 15 минут открываются двери камер. До 11 – свободное время: можно сходить в душ, например, или просто потусоваться на этаже. Следующий прием пищи в 11.30, затем всех выводят…на крышу. Там можно заниматься нехитрыми физическими упражнениями, для любителей более аркадных развлечений – пинг-понг и настольный футбол.

Но вояж на тюремный пентхаус – отнюдь не обязательный пункт распорядка, любой заключенный может остаться в блоке. До 18 часов – что-то вроде тихого часа, но ко сну никто никого не принуждает (правда, все это время камеры остаются закрытыми). Следующие два часа все предоставлены самим себе и собственным желаниям. В 20.00 камеры закрываются до следующего утра. И так каждый день. Швейцарская тюрьма как швейцарские часы: механизм отточен до секунды.


Тюремный рацион заключенного в тюрьме города Бригг*
Завтрак
Несколько тостов с маслом и джемом
Большой стакан вкуснейшего кофе с молоком

Обед
Огромный стейк без единой прожилки, приготовленный на пару
Неизменный салат (не без элемента вариативности)
Гарнир: макароны, картофель, овощи
Десерт: донатсы, вкуснейшие пирожные и торты
Сок или другие напитки

Ужин
Огромные сэндвичи с ветчиной и даже ананасами, картофель фри и многое-многое другое
*Тюремная кухня в состоянии предоставить веганам соответствующую их этическим принципам пищу, а мясоедам иногда перепадает и фастфуд – пицца и гамбургеры.


Как оказалось, швейцарская тюрьма богата на неожиданные ништяки.

Pаз в неделю каждому заключенному выдают телефонную карточку на 5 франков (звонить можно куда угодно, в том числе и в другие страны); в зоне доступа – магазин, полки которого забиты всевозможными продуктами (от колы и фруктов до бытовой химии); по истечении срока заточения освободившемуся выдают денежный паек «на первое время». Таким образом я вышел на волю с сотней евро в кармане.

На территории тюрьмы есть библиотека, на полках которой можно отыскать книги на русском языке. Кроме того, есть тренажерный и спортивный залы, церковь.
По желанию выдают карандаш, краски и бумагу. Знаю, что в некоторых швейцарских тюрьмах можно трудиться – штамповать автомобильные номера, например. Государство оценивает такой труд в 700-800 франков ежемесячного заработка. К чему просиживать штаны, если есть вариант заработать?

Медицинское обслуживание на уровень выше беларуского «свободного»: тюремный доктор ежедневно справляется о самочувствии подопечных и никогда не отказывает в помощи, если таковая действительно требуется. Болит зуб – вылечит и счет не выставит. А официально признанные наркозависимыми заключенные могут записаться на реабилитационный курс заместительной терапии и получать дозу метадона на совершенно законных основаниях.

Типичная расовая сегрегация – швейцарцы, арабы и черные (хотя мне повезло, так как я застал еще одного беларуса, коллегу-«зайца»). Никакой искусственно насаждаемой иерархии, кастовости – все заключенные равны друг перед другом. Это аксиома. Если и возникают конфликты, то исключительно на бытовой почве формата «не смыл свои волосы в душе» или «громко смотришь телевизор». Нет места националистическим предрассудкам, равно как и беспричинной агрессии. Никому не нужны лишние проблемы.

Охранники и охранницы (!) приходят на работу выполнять свои обязанности, а не издеваться над заключенными. Есть закон – за его нарушение любителя властной бравады ждут серьезные последствия

Ребята молодые, мои ровесники. Под формальной майкой с надписью «Security» и совсем не формальными эйрмаксами скрываются татуировки и пирсинг, а головы некоторых венчают ирокезы. Внутренний устав не предусматривает постоянного ношения оружия, только газовый балончик на поясе. С каждым можно поговорить и пошутить – никто не станет оскорблять заключенного. Правда, товарищи в форме все-таки держат дистанцию – проявления симпатии и каких-то чувств вне закона. Рассказывали, что однажды девушка-секьюрити закрутила роман с сидельцем. Спустя какое-то время парочку застали за жаркими поцелуями. Пришлось развести влюбленных по разным тюрьмам.

По окончании срока меня перевели в депортационную тюрьму – заведение, где провинившиеся ожидают свои рейсы (авиабилеты оплачивает государство). Условия проживания не уступают гостиничным. В камерах даже холодильники есть. Кормят не хуже – периодически на ужин подают мидии и креветки. Выдают табак, папиросную бумагу и фильтры плюс 5 франков ежедневно. За огромным зарешеченным окном видно горы.

Конвой в составе двух полицейских сопровождает депортируемого до самолета и ждет его отлета. Последний ужин – за счет государства, пищу заказывают прямо в аэропорт. Мой последний швейцарский ужин состоял из картофеля, курицы, грибов, свежеиспеченного багета и кофе с десертом. Перед отправлением в Минск обнаружил 3 франка железом, предложил их охраннику – зачем они мне? Тот долго отнекивался (не положено), но в конце концов взял монеты и заявил: «Выпью кофе за твое благополучие».

Несмотря на максимально приличные условия содержания, все заключенные хотят выйти как можно скорее – какой смысл наслаждаться «сервисом», когда вокруг горы? Сидеть в четырех стенах скучно, сам факт твоего там нахождения нависает дамокловым мечом и порождает психологическое самонагнетение. В швейцарской тюрьме есть все необходимое, кроме свободы.

Фотографии в статье на самом деле из норвежской тюрьмы. Но вы и сами всё понимаете

Фотографии Knut Egil Wang/Moment/INSTITUTE

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Правовая информация

ООО БИНКЛБАЙ УНП 291432476

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: