Войти с помощью: 
Войти с помощью: 
Пароль будет отправлен вам на e-mail.

Анонс мероприятия, на которое мы отправились в минувшую субботу, оставлял много вопросов. Мы ехали на первые в Беларуси полевые испытания ретриверов по международным правилам. По сути, настоящая английская охота со всеми вытекающими, только соревнуются собаки. Конкретно лабрадоры – в розыске и подаче дичи. Вместе с «Белалко» — лучшим другом охоты (а вернее, спутником любых походных вечеров) прямо в поле разбирались с процедурой, охотничьей этикой и правилами.


До охоты сначала нужно доехать, что у нас — асфальтовых горожан — с первого раза не получилось. Нет, мы не промахнулись с поворотом или съездом. Мы просто не рискнули двигаться в коварную топь, которую из себя представляла скользкая узкая дорога между тракторопроходимым полем и канавой. Крепко держа брыкающийся руль и виляя задом по грязи, мы-таки добрались до места. Вывалились из автомобиля, окинули взглядом обстановку, а та успокоила дымком и запахом ухи: егеря разбили кухню, накрыли на стол. Охотники, эксперты, владельцы с собаками уже работали в поле. Нас разделяли полкилометра чавкающей грязи.  

Три минуты по чернозему на вездеходном Land Rover, канава — и вот, мы уже в гуще событий и охотничьих угодий. Все участники, кроме судей и ретриверов, помечены оранжевым (шапка, жилет, кепка или даже ошейник), чтобы быть заметными (и более застрахованными) – все же ведется стрельба.

Эти соревнования по международным правилам с отстрелом живой птицы (фазана)  – первые в своем роде, настолько приближенные к реальной охоте. Один из организаторов Павел Омельянец пояснил, что цель такой пробы — оценить уровень работы собак в более жестких соревновательных условиях, по сравнению с обычными проходящими в Беларуси; попробовать себя в организации такого уровня.


Все работают в связке. Сначала выпускают дичь и дают ей возможность укрыться или переместиться. Фазан – птица из отряда курообразных. Генами ей даровано хорошо бегать и хуже летать. Первой идет цепь охотников с легавыми (поинтерами, сеттерами, выжлами и другими).

Задача собак – быстрый поиск птиц по запаху. Не путайте с брожением по следу: легавые работают верхним чутьем, страстно и высоко подняв голову. Учуяв запах птицы, идут навстречу ему и останавливаются как вкопанные, замерев в фирменной скульптурной стойке. Останавливаются в шаге от того, чтобы спугнуть птицу. Охотник, увидев стойку, готовится и дает команду, «посылает» собаку спугнуть фазана. Птица взлетает – выстрел – падение.

Второй цепью идут ведущие (чаще всего они же – владельцы) ретриверов. В нашем случае все заявленные — лабрадоры, хотя группа ретриверов включает 6 пород. Задача собаки – запомнить место падения дичи и по команде отправиться ее искать, найти и принести неповрежденной в руки. Добавьте сюда подзадачи: не мешать работе легавых, не пуститься наутек от выстрела, не мельтешить, распугивая дичь и всё время идти рядом с ведущим без поводка.

На втором этапе задание поменялось. Ретриверы и ведущие уже не видели, куда упала дичь. Судьи примерно указывали направление «там, за канавой и справа», ведущие отправляли лабрадоров на поиски. Отчеканенные «Апорт!», «Вперед!» сменялись очеловеченными «Веня-Веня, не туда!». Собакам при поиске мешает все пересекающее путь: канавки, тропинки, кусты, запахи. Владельцы болели за своих снующих по полю подопечных, подбадривали интонациями и направляли поиски командами.

Вернувшиеся охотники с легавыми просто ждали. Ну как просто – охотники следили за поисками, а собаки тряслись от возбуждения и ощущения дичи рядом. Инстинкты играли в каждой напряженной мышце, но породная воспитанная выдержка брала верх. Пресловутое торжество самоконтроля.

Последним этапом был поиск дичи на время: 15 минут на 3 розыска. Владелец должен послать собаку на подачу и остаться неподвижным, изредка голосом помогая словить направление. Выдержку приходится демонстрировать не только четвероногим, но и хозяевам: видно, что каждый переживает. Судьи заносят замечания и оценки в протоколы, подсказывают участникам. Атмосфера дружелюбная, не конкурентная. Здесь все в общем деле, пробуют себя.

Нюансов много. За соблюдением следят кинологи и эксперты охотничьего собаководства. Участие собак – без корректирующих ошейников, без громкого управления. Беспокойное поведение, излишняя зависимость от ведущего, плохая ходьба у ноги, небрежная подача, вялая безынициативная работа, преследование дичи, боязнь выстрела, лай или скуление – и это еще не весь список грубых нарушений. Строгость обусловлена воспитанием рабочих качеств породы – как раз того, за что платят, приобретая собаку с родословной.

К охоте (любой) допускаются только породистые собаки. Таковы правила. Сейчас часто заводят собак, учитывая внешний вид, мало учитывая характеристики породы, еще меньше – характер. В итоге предел развития собаки — диван, а в лучшем случае – выставка. Такие мероприятия дают выявить рабочие качества конкретных собак, а сознательным потенциальным владельцам выбрать собаку под себя – более азартную или выдержанную.

Если вы хотите натаскать свою собаку, можно обратиться к профессиональным натасчикам, присоединиться к сообществу охотников (и попробовать самостоятельно) или принять участие в охоте (вам понадобится минимум: сдать экзамен для получения удостоверения на право охоты, удобная одежда, надежная обувь, ружьё от 700 рублей, техника безопасности назубок и желание). Цена вопроса участия владельца с собакой в этот раз была 30 рублей, путевка для тех, кто стрелял – 10 рублей. Обычно испытания обходятся дороже – 40-60 рублей.

По итогам состязаний никто из участников не прошел квалификацию: каждый «посыпался» на чем-то своём, собаки устали. Жесткие правила дали о себе знать и по временным затратам. За день «отработали» всего четверых собак, хотя на подобных испытаниях по национальным правилам эта цифра доходит до 25.

В разговоре с организаторами не могли не зацепиться за моральное: как говорится, птичку жалко. Вопрос, конечно неоднозначный, но взывает к традициям, сути собачьих охотничьих пород и этике. Все же щадящее вегетарианство пока на планете в меньшинстве, и охотников судить за увлечение некорректно.

К слову, из 18 выпускных фазанов уцелело больше половины – все же соревнование природы имеет место – кто-то перелетел, спрятался, обманул собаку, уцелел от прицела охотника. Есть в этом что-то настоящее, лишенное социального, условия природной иерархии.

Философствуя и перебрасываясь шуточками мы снова пересекли зыбкую косу, которая отделяла нас от егерей, костра и походного уюта. Нам оказали прием что надо: стакан супа, хлеб-кирпичик, сало и сладкое. Егеря своим довольным видом словно проповедуют другую жизнь: такая душевность позабыта в городах, смущает нас, придает налет авантюры, хотя гостеприимство и приветливость – это не сложно, но уже редко. Все же охота – это не только про дичь.

Фотографии — Роман Чмель

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Правовая информация

ООО БИНКЛБАЙ УНП 291432476

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: