Войти с помощью: 
Войти с помощью: 
Пароль будет отправлен вам на e-mail.

Местная «индустрия» развлечений отчего-то выносит школьников за беспощадные скобки игнора, но Бинокль” все-таки отыскал место, способное удовлетворить музыкально-танцевальные потребности средней и старшей школьной группы всего за три с половиной рубля (это как в столовой один раз не пообедать). Отправляемся на пати под знаком «18-» и рассказываем, как тусуются ваши дети (некоторые имена изменены).


Пока молодые мамочки уводят все еще благополучных детей с кружков Городского Дома культуры, уже подросшие курят сижки на лестнице – первые неодобрительно косятся на вторых, видимо, стараясь максимально отсрочить тот момент, когда их собственные чада сведут знакомство с никотином. Один из организаторов движа, как раз проходящий мимо, прогоняет беззастенчивых подопечных – но с «отцовским», почти неуловимым в повышенном тоне благословением: мол, курите, но хотя бы не на виду. Соблюдайте приличия.

Дима, организатор: Все началось в мае 2015 года. Сидели с Денисом, разговаривали – тогда появилась идея воссоздать старые хип-тусовки, которые мы еще школьниками организовывали. В Бресте практически нет развлечений для молодежи, поэтому акцент на школьников мы ставили сознательно.

Сначала по пару человек буквально приходили, потом подтянулись – 50-60. Теперь около сотни обычно за вечер. Но есть проблема: наша публика рано или поздно вырастает, им становится неинтересно – вот исполнилось тебе 18, и что тут теперь делать? Хотя порой и 24-летние ребята приходят – те, которым совсем нечего делать (смеется).

Денис, организатор: В Бресте такого раньше не было, наши вечеринки – это практически эксклюзив в таком возрастном сегменте. А мы стараемся не сидеть на месте и развиваться, придумывать что-то новое. Хотя многим наскучивает, конечно – ребята ждут прям чего-то сверхъестественного такого, просто танцев уже недостаточно. Пару раз пытались провести Хэллоуин, например, но нарвались на неофициальную бумажку, скажем так – нельзя проводить Хэллоуин в государственных учреждениях. А нам проще подвинуться, чем бороться.

Дима: Это все вообще не про деньги, заработок – не первопричина, да и сколько тут заработаешь? Если уж говорить о какой-то выгоде, то она, скорее, на будущее – нарабатываем потенциальную клиентскую базу на корпоративы и другие мероприятия, которые мы тоже проводим (смеется).

Денис: Это такой вполне себе классный самоотрыв. Мне, например, 27, но здесь я не выпадаю из тренда. Подходят к тебе и говорят: «Эщкере!». А я уже понимаю, что ответить: «Еще раз такое скажешь – уроню за Запад».

Дима: Но мы все-таки придерживаемся определенных принципов. Поскольку публика несовершеннолетняя, стараемся свести маты в треках к минимуму. Цензура есть, но, конечно, иногда проскакивает «шальной» – из песни слов не выкинешь.

Хотя тот же Face, например – это рэп, не формат наших вечеринок. Мы играем коммерческую попсу, от другой музыки ребята устают – потанцуют один трек и расходятся. Им проще поорать знакомые песни в голосину. Мы хотим дать молодежи движ, чтобы они не сидели в телефонах по домам.

Денис: Я скажу так – это такой мини-рейв. И прежде всего – коммуникация с социумом: ребенок не выпадает из окружения, общается со сверстниками. Не факт, конечно, что в хорошей компании (улыбается).

Диджей стреляет дуплетом из двух местных хитов подряд – ремиксов на «Мало половин» и «Розовое вино», – чем и задает соответствующий тон с самого старта. Юные тела начинают движение, вставая с диванов, а некоторые смельчаки так и вовсе забираются на сцену – здесь все равны.

Аня, 14 лет

Есть еще в ЦКД тусовки, но там реально отстой – музыка плохая, людей мало. А сюда мы приходим отдохнуть – каникулы все-таки. Снимаем свой стресс в танцах, веселимся и знакомимся с новыми людьми. Кто-то дома выпивает и приходит уже пьяным сюда, кто-то по кустам прячется. А мы не пьем вообще. Короче, вся молодежь сюда ходит.

Но откровенно пьяных не видно – мальчишеский рейд, замеченный в близлежащем магазине, ограничился вполне себе легальными энергетиками и внутренней настроенностью на тусовку. Кажется, глаза не врут – многие ребята (каждый из опрошенных, например) действительно предпочитают проводить такие вечера трезвыми.

Андрей, 15

Мы приходим сюда, чтобы потусить и познакомиться с девочками. У меня каждый день новая, кстати! (смеется). Месяца четыре здесь тусуемся уже – все супер! Нормально провести время можно и без алкоголя, мы вообще за здоровый образ жизни. Мы не пьем, мы же ЗОЖ!

(крик со спины: «Да ты бухаешь 24 на 7!»)

Какой 24 на 7, девочка, я могу кровь на алкоголь сдать! А родителям, кстати, так и говорю – мам, пап, я пошел отрываться. Они относятся к этому спокойно. Потому что знают, что все будет хорошо – повеселимся и придем домой. Все здесь круто, короче. Только бара не хватает.

Так вы же за ЗОЖ, какой бар?

Так водички попить, минералочки (смеется)!

О треклисте много говорить не будем: не потому, что «не трожь, вонять не будет», но потому, что все достаточно ожидаемо и без перегибов в БРСМ-овщину – если и проскальзывает вдруг табуированное «б.я» у того же Коржа, то, скорее, в качестве междометия, не несущего никакой деструктивной смысловой нагрузки.

Очевидно – нецензурная лексика во всем своем запретном великолепии правит бал на танцполе и лестнице перед входом, но, кажется, все так же беззлобно, по-юношески. Как говорится, чем бы дитя не тешилось, лишь бы спайс по закладкам не вырубало.

Зал небольшой, но забит битком – взрослому негде упасть. Макс Корж сменяется медляками, что тут же превращают городскую вечеринку в филиал лагерной дискотеки – с танцующими по парам ребятами, все еще находящимися на довольно почтительным расстоянии, но уже неуклюже опускающими  руки на попы партнерш. Это ведь все-таки больше про детство, а не про закат пубертата.

Алина, 16 (потягивая сигаретку)

Курю год, папа знает. Но ничего особенного не говорит – только радуется, что сигареты нормальные, не дешевые. У меня уже привычка – хотела бросить, но не получается пока. Сюда давно хожу – тут музыка классная, не то что ЦКД, быдлятник какой-то. Вырасту и буду ходить в Планету – а куда еще? Корова? Я такого не знаю. Сити знаю, там тоже было классно – жаль, что закрыли. А вообще обычно мы гуляем, разговариваем о жизни – у кого какие экзамены и все такое.

Дети танцуют и слушаются MC в красном-белом костюме – как оказалось, ребята все еще находятся в том возрасте, когда вовремя появившийся на экране двухмерный Дед Мороз еще в состоянии исполнить магическую роль воспитателя, заставляя разгоряченных танцами детей повторять нехитрую хореографию а-ля «детский утренник стайл».

Ульяна, 16 лет

Здесь очень приятный коллектив, администраторы уже как родные. Весело и интересно, мы приходим сюда потанцевать. Все самые близкие тут собираются. Есть ЦКД, но туда ходят ребята помладше – там актовый зал и стулья стоят, будто дискотека школьная. А пить здесь запрещают, сразу выводят таких из зала. Нам, например, допинг не нужен – мы веселимся без алкоголя.

И все-таки это – лишь подготовка к ночной жизни, но все еще не она: около 22 часов рейверы-юниоры начинают стайками разбредаться по родным районам. А мы остаемся под положительным впечатлением от довольно адекватных товарищей, критично не переигрывающих во взрослых.

Фото – Роман Чмель

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Правовая информация

ООО БИНКЛБАЙ УНП 291432476

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: