Войти с помощью: 
Войти с помощью: 
Пароль будет отправлен вам на e-mail.

В понедельник – крайне странный день для концертов – мы побывали на выступлении группы NABR. Единственном за 4 года ее существования. В студии звукозаписи филармонии. Необычным было всё: зал, звук, вид и атмосфера. Почему вы напрасно пропустили выступление – читайте, смотрите и сожалейте. 


Группа работает нестандартно для наших широт: не оккупирует репточку, оттачивая мелодии, а разрабатывает партии удаленно.  Это и продиктовало формат концерта — камерный рок с синтезаторами и звучками, без отрыва и не на полную громкость.

Можно как угодно относиться к Вовке Плюмбуму, который является автором и исполнителем текстов, — это не помешает вам оценить NABR без цыганского подтекста. Плюмбум по-майклджексоновски отстроился от привычного сценического себя, замаскировался: черная невнятная одежда, очки, капюшон. В каждой песне – ребус. Люди сидели плотно, как на партсобрании,  напрягали брови, всматривались, ловили слова и, кажется, ничего не могли возразить, каким бы странным ни казался формат. Барабанщик за стеклом и на проекторе, неконцертный чистый звук – ощущение, словно во время киносеанса актеры сошли с экрана и продолжили исполнять роли. Первое время зрители как будто были заведены в тупик тупняк.  

Концерт задал необычный атмосферный тон: сидишь как будто в наушниках. Несмотря на учащенный темп речитативов, тексты годятся для разбора на метафоры и ремарки. То и дело словечки въедались крапивным ожогом и хотелось похлопать Вовку по плечу: «Эко у тебя наболело, дружище». На губах вслед за солистом вырисовывались nabrовские строчки «Я непонятый ребёнок, все больший ублюдок. … Моя прямая превратилась в кривую». Но приходилось по-взрослому искать причину накатывающего экзистенциально-бытового настроя в себе.

Радует, что электронное звучание наконец добралось до нас – к шагающему по планете прогрессивному звуку повернулись лицом и наши толковые музыканты, отойдя на пару шагов от гитарного русла. Бас, сэмплы и синтезаторы остались за кадром живого исполнения и звучали из смышленой айпэд-шарманки. Гитарным звуком заведовал Илья Курочкин, безукоризненный ритм задавал Илья Терещук. Музыка усложняется. Появилась «многопартийность» звучания: на «сцене» — трое, а ощущение, будто синтетический оркестр. Сложные ритмы, простые гармонии, рифмованные метафоры, близкие как нательное белье, и фирменная как-бы-инкогнито-подача – всё это NABR. Мужская музыка для внимательных.

Такой формат\звук\коллектив сложно оценивать с точки зрения музыкальных пристрастий. Тут надо смотреть и слушать, копать и разбираться. Не сравнивать форму звучания и преподнесения с площадками «до». Артисты пробуют реализовывать своё виденье, подряжаются на эксперименты, не сколачивают кавер-бэнды. Так что следует воздержаться от «зачем?», здесь нельзя «не нравится», допускается «не понял».

Фотографии: Роман Чмель

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Правовая информация

ООО БИНКЛБАЙ УНП 291432476

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: