Войти с помощью: 
Войти с помощью: 
Пароль будет отправлен вам на e-mail.

Русский рэп сегодня не слышал разве что глухой. Жанр перекочевал с улицы в наши плейлисты. Обрел свой лоск, фанатское лобби и взял не самую низкую гонорарную планку. Выходцами из Беларуси рэп-тусовка не блещет, и дальше трех громких имен дело пока не продвинулось: Макс Корж, ЛСП и Murovei. Поэтому сегодня с особым удовольствием и гордостью за соотечественника представляем вам Бакея — претендента на то, чтобы расширить это трио до квартета.


Импульс в сторону большой сцены никому не известный артист Бакей получил после клипа на песню “vi+ik”, в котором он снялся вместе с девушкой. Простая картинка о моментах, которые проживал каждый, – за руку, в обнимку, не без дурачества. Этой весной вышел третий альбом исполнителя, а в июне состоялся первый сольный концерт рэпера в Минске, на который пришло больше 800 человек. Внушительный разгон.

С первыми шагами по сцене ТТ «Фантазия» Бакей прямо-таки ворвался в нашу зону комфорта и, несмотря на жалкую явку, прогрел зал до такой степени, что за «Фантазию» стало боязно. Случайных людей среди зрителей не было – только те, кто знает слова. Этим знанием фанаты щедро делились с артистом, откликаясь на все «заводилки» и волной накатываясь на сцену.

Бакей – это воплощение того максимализма, которым, как когда-то ветрянкой, все переболели и забыли. Поэтому мы, тридцатилетние, без колебаний погрузились в сеанс омоложения. Глаза то и дело выхватывали из толпы молодую кровь: все на брендах, кроссовки-классика, ретро-очки, съемки концерта в сторис. Возраст – от 15 до 22. Красивые, не пошлые, отвязные и искренние. Среди них и нам — тем, что в два раза постарше – не пришло в голову стесняться своих телодвижений.

На сцене творилась настоящая акробатика – и словом, и движением. Диджей Kipah, пускавший звук, по-шамански рисовал телом танцевальные фигуры и был похож на мультяшного гангстера-хип-хап-заводилу. «Снупдогость» стиля была в мелочах: от комбинации носков «Юность» с белыми шлепанцами Nike (возможно, Kawa Shower или Benassi Swoosh) до портрета Барта Симпсона во всю спину. Оверсайз одежды был оранжевого уровня опасности. Как сказала бы мама: «Сейчас штаны потеряешь!». Свободные движения = свободные мысли. Этот парень смог бы составить конкуренцию целому отряду койоток – жег напалмом танца, не перетягивая одеяло у голосов сцены: интеллигентного рэп-исполнителя Kakora на подхвате у впечатывающего один за другим треки краснощекого Бакея.  

Тройка на сцене была заряжена электричеством и выдавала в зал молнии от перегрузок. Если лирика – то без унылости, если кач на сцене – то атлетичный, резкий, без танца бабуинов. При всей обыденности рэпа как жанра, где в распоряжении артистов всего-то биточек и умение говорить свои рифмы быстро и четко, эти ребята заражали атмосферой буквально воздушно-капельным путем. Музыканты шли на близкий контакт со зрителями – общались, обменивались рукопожатиями («пятёрочками») и раздавали воду. Конечно, не обошлось и без экспрессивных обливаний в духе Макса Коржа.  

Если вдаваться в оценку музыки Бакея, прижимая к себе томик сольфеджио, придется применить гибкость музыкальных предпочтений. Но учитывая, что нашим культобозревателям такие жанры вообще не по зубам (подозреваю, как и сольфеджио), можно вручить характеристики самим: беспрекословный ритм, психоделическое и ставшее фишкой глиссандо, аранжировки без душка однообразных сэмплов. Можно устроить разбор текстов, только нужно отойти подальше от ханжей. По словам самого Бакея, в каждом тексте, кроме сленга, припрятан шифр-секретик, понятный только ему одному.

«Baby пепсикольная, я твой «Черный знахарь». Все хочу и тянусь все ближе, все ближе, все ближе. Между нами нанонить, моя galaxy-малышка», «Мой хасл – одна поездка на лимузине», «Лечу в открытое завтра», «Оставить после себя тачку сделанных добрых дел» — кроссворд музыки для юных не так непонятен. Чего только стоит трек «Сын подруги твоей мамы» о парне, который всегда лучше тебя. Вот вам и проблематика.  

Сложно критиковать музыку молодых: что бы ни сказал, чувствуешь себя старпером. К тридцати годам у каждого формируется свой фильтр нормальности, мерило приемлемости. От категоричности суждений и предпочтений веет пенсией (а та, как известно, не в удостоверении, а в головах). Юное становится чуждым, инфантильным, отдаляется. Но, как одна за другой нам доказывают эпохи, юность у всех об одном и том же: о выходе из колыбели, поиске своего пути, попытках заглянуть в будущее, романтическом угаре… И, конечно, о любви.

Бакей не претендует на погружение в философские пучины, но при всей танцевальности текст требует концентрации – там есть за что зацепиться. Молодой исполнитель пока не обласкан хайпом, но уже одной ногой в нем. Манипулируя  психоделическими интонациями, простой приветливый парень из Минска читает рэп о том…о чем его всегда читают: любовь, конфликты, дворы и поиск места в жизни.

Концерт вышел образцово-показательным для скептиков и людей с приобретенным синдромом домоседства. Поколение  -надцатилетних не то что наступает на пятки, оно воплощает в себе будущее, оно горит ежесекундно. Видишь это — и вспоминаешь себя. И, втираясь в накаленную толпу, вместо ностальгии по безвозвратному игнорируешь красную лампочку устоявшихся предпочтений, моральных принципов, границ допустимого, режима и графика погашения кредитов. Подзаряжаешься и растворяешься в этом кипящем облаке людей из разряда «всё ещё впереди».

Фотографии: Роман Чмель

Правовая информация

ООО БИНКЛБАЙ УНП 291432476

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: